ПОЧЕМУ ОНА НЕ ВЗРОСЛЕЕТ?!
Конфликты в семье,  супружеские измены, разводы… — трудности личных отношений обсуждаются в кабинете постоянно.
От женщины, по ее мнению «насовсем», муж ушел к другой.
До прихода ко мне и уже несколько занятий здесь она жалится, хнычет, всем видом просит сочувствия, жалости.
Понятно, что всем пафосом своего страдания она и родню, и подруг – всех призывает осудить «предательство и вероломство» мужа, всех настраивает  против отца своих детей, особенно самих детей!
Поверь ей, дочь навсегда станет бояться мужчин и придумывать себе образ мужчины как верного подданного, а сын должен будет возненавидеть отца, причинившего такую боль маме-жертве, а с ним возненавидеть все мужское и свободное в себе. Иными словами – запретить себе быть похожим на папу, то есть не позволить себе стать мужчиной.
Интересно, каково было бы чувствовать себя в таком «любящем» его окружении «провинившемуся» перед ней мужу, когда бы он вернулся? И захотелось бы ему возвращаться в такую «любовь»?!
В слезах женщина прекрасна и вызывает щемящую жалость, как потерявшаяся девочка.
Я смотрю на нее и думаю, неужели она, и правда, маленькая девочка? Ведь в зависящей от нас «кризисной» ситуации нам хныкать и капризничать можно только тогда, когда ситуация уже счастливо разрешилась. Кажется очевидным, что преодоление любых трудностей требует от нас особой реалистичности и собранности. Почему в этой ее горести она не становится реалистичнее? Если «боль души растит», то почему она в ней не взрослеет? Почему не пытается понять случившееся, не осваивает новый опыт? Не ищет что в случившемся зависело от нее прежде, что зависит теперь? На что или на кого она надеется?!
Отношения не завершены. Не исключено, что муж вернется. Но, пережив то, что он пережил в разрыве и явно повзрослев, вернется-то он к ней прежней, от которой не мог не уйти! Да еще и к обозленной обидой! Да еще и к настроенным против него детям-судьям. Да еще и… Для него все продолжится, как было, только хуже. И все повторится!
Этот вопрос я и задал. Только не ей, а всем в группе, действительно сочувствовавшим ей (не демонстрирующим жалость):
— Почему в казалось бы явной беде молодая, полная сил, совсем неглупая женщина не взрослеет? На что надеется?!
— Она привыкла за мужем, как за каменной стеной. Она мужу – дочка, награда, не жена!
— Она и сейчас со всеми, как с ним.  Всем видом жалуется на мужа, чтобы кто-то другой ее пожалел, помог. Как будто кто-то может решить ее вопрос.
— Как будто ей вернут мужа.  «Поймут, что она права» и вернут!  Его осудят и вернут! Должны!
Жена – украшение, жена — ребенок не взрослеет потому, что для нее нет той внутренней ситуации (и в этом ее распаляют все, кто, поддерживают ее обиду, кто ее «жалеет»), нет внутренней ситуации когда понимаешь, что надеяться не на кого, что придется самой заниматься своей жизнью, самой разгребать, что накосячила.
Мы очень часто даже не догадываемся начать, решать свои проблемы не потому, что они неразрешимы или у нас нет для их решения достаточных ресурсов. Нет! А потому, что верим будто «по-справедливости» должно быть, как мы привыкли, или как хочется нашей прихоти!

Что поделать?! Волю многих парализовала уверенность, что их прихоть и есть справедливость!
Я снова вспомнил руководительницу, которая верила, что сотрудники должны ей подчиняться потому, что она тут власть, и руководить поставлена.