Тег: выбор

КТО ПРАВИТ МИРОМ

o3mGWmf1S-Q

В начале 90-х годов прошлого столетия в одном из секретных фондов была найдена латинская рукопись ХI века под названием «Заветы Властелина мира». В предисловии безвестный автор утверждал, что текст передает содержание другого, более старого документа, который был написан еще во времена Вавилонского царства на основе древнейших египетских и персидских свитков. Содержание этого произведения противоречит многим устоявшимся представлениям о морали и перспективах современного общества. Эта информация предназначалась лишь для узкого круга профессиональных политиков высокого ранга.  Данное произведение — самая древняя политическая идеология, главные положения которой являются основой любого современного общества. После прочтения этой рукописи становится понятно, что миром правят не люди, а их идеи, многие из которых были сформулированы еще в глубокой древности. Наблюдается мистический парадокс: люди придумывают правила, от которых сами потом и зависят. Миром управляет идеология древних. Жизнь живых зависит от правил, установленных мертвыми. Таких правителей невозможно убить или свергнуть. Поэтому их правление вечно. Духовная энергия мира мертвых образует мощную невидимую полевую силу, которую человек назвал Богом. Действие этой силы безгранично, поскольку она находится в сознании каждого.

 Основные положения «Заветов Властелина мира» таковы:

1. Сильный имеет право использовать силу

 Сила ограничивает свободу, но только она способна сплотить общество. Чтобы оправдать применение силы, надо найти внутреннего или внешнего врага и вдохновить толпу на борьбу с ним. Толпа — слепое орудие сильного.

 Свобода — это лишь только идея, но надо убедить людей поверить в нее. Следует помнить, что САМОУПРАВЛЕНИЕ — лучший способ развалить любое общество. Даже простые обещания свободы, равенства и братства сеют вражду. Раздоры вызывают необходимость террора, который заканчивается диктатурой.

 Преступность — верный союзник любой политической системы, создающей видимость борьбы со злом.

 Идея свободы не осуществима еще потому, что никто не сможет использовать ее в меру. Если народу предоставить полное самоуправление, то он превратит его в распущенность. Начнутся междоусобицы и государство будет разрушаться изнутри. Ослабленное государство становится легкой добычей внешних врагов. Для того, чтобы этого избежать, надо уничтожить свободу и ввести диктатуру.

 Слабая власть ведет лишь к новым беспорядкам в обществе. Сильная власть не может ничего иметь общего с обычной моралью. Правитель, подчиненный такой морали, слаб и непрочен на своем престоле. Кто хочет править, всегда должен использовать хитрость и лицемерие. Откровенность и честность — красивые символы для народа. Грубая сила правит миром. Народ, представленный выскочками из своей среды, будет предоставлен самому себе. Это вызовет раздоры, погони за почестями и богатством, подозрительность и беспорядки.

 Террор приводит к безропотному послушанию. Самоуправление развращает. Между ними нет компромисса. Попытки объединить диктатуру и анархию ни к чему не приводят, кроме войн и ослабления государства. Под угрозой силы прекращаются раздоры и междоусобицы. Действиями людей начинают управлять не животные инстинкты, а моральные правила. Появляется долг перед законом!

2. В природе нет равенства

 Идея равенства противоречит законам природы. У всех разные ум, разные способности и разные возможности. Древние слова о «свободе, равенстве и братстве» являются бессознательным повторением старой приманки, которая много поколений назад была брошена в толпу. Повторяя эти слова, никто никогда не думал о противоречиях, которые в них содержатся. Истинная свобода личности должна быть ограждена от влияния толпы. Но какой человек может быть свободным, если его насильно уравняли с другим, менее талантливым или более слабым? Какое братство может быть в толпе, состоящих из «свободных личностей», каждая из которых стремится удовлетворить лишь свои природные потребности? Противодействовать подобным лживым призывам должна доктрина Строгости, основанная на личном авторитете правителя. Государственная сила проявляется не только в виде угрозы террора, но и в виде внушений, которые называются законами и идеологиями. Закон неравенства умов, характеров и способностей дает право сильному (или более умному) навязывать свое мнение слабому. Это прекращает разногласия, позволяя избегать физического насилия внутри нации.

3. Спящего зверя легче поймать

 Толпа, столкнувшись с препятствиями на пути к власти, начинает искать своего руководителя. Через некоторое время появляется предводитель из народа, который опирается на поддержку случайных людей, оказавшись рядом по воле случая. От своего нового руководителя народные массы готовы терпеть различные злоупотребления, потому что те стараются внушить народу, что эти злоупотребления осуществляются не по их собственной вине, а во имя некой высшей цели. Например, они убеждают, что разорение собственной страны происходит во имя общего мира и счастья. В итоге толпа начинает верить, что некомпетентность и беспорядок приносят не вред, а благо. Используя эту веру, толпа своими руками разрушает устойчивость и создает беспорядки на каждом шагу. Опьяненные словом «свобода», люди выступают против всяких законов, включая законы природы.

 Развивая стремление к власти новоиспеченных представителей из народа, необходимо обещать им полную свободу действий. Не имея моральных и политических ограничений, они теряют бдительность и начинают злоупотреблять властью над обществом в угоду своим личным интересам. Таких приносят в жертву толпе, удовлетворяя ее хищные инстинкты и создавая видимость справедливости и порядка.

 Возрастающая популярность и быстрый успех внушают новоявленным руководителям из народа большую самоуверенность, которая притупляет бдительность, лишает ума и политической изворотливости. Поэтому они легко становятся марионетками правителей, которые под видом советников постепенно начинают брать власть в свои руки.

4. Чтобы подчинить толпу, надо лишить ее разума

 Лучше толпу обезоружить и подчинить, чем воевать с ней. Для этого не нужно изгонять чужие мысли из общественного сознания. Их надо перехватить и использовать по-своему. Надо учитывать, что толпа всегда принимает слово за дело. Поэтому показные дела и красноречивые обещания способны ее увлечь в любом направлении, которое будет необходимо тайному правителю. Для начала надо дать свободу слова представителям из народа. Пустая критика, споры и словесная междоусобица отучают людей от размышлений, отвлекая ум на ответные действия. Чтобы сформировать необходимые желания толпы и подчинить их своей воле, нужно вызвать множество противоречивых мнений со всех сторон. Неизбежные противоречия окончательно запутают и дезориентируют народ. В возникшем информационном хаосе люди перестанут понимать друг друга. Надо объявить свободу личности. Если одна свободная личность встречает другую, такую же свободную, то происходит конфликт. Когда народ поймет, что не способен самостоятельно примирить враждебные стороны, то с готовностью покорится любому правителю, который на словах пообещает прекратить раздоры в обществе. Прикрываясь идеями равенства и братства, надо построить общество так, чтобы все важнейшие решения принимались коллективно (например, голосованием), а любая личная инициатива казалась бы неприемлемой.

5. Победить можно и без боя

 Чтобы победить сильное государство, вовсе не обязательно объявлять войну. Достаточно разложить общество, и, когда разочарование толпы достигнет нужного уровня, надо взять власть в свои руки. Это можно сделать не пересекая границы. Сначала необходимо заразить завоевываемое государство идеей свободы. Для этого можно объявить свободу предпринимательству у себя дома, дав мнимую свободу тем, кто одержим идеей личной наживы. Не нужно жалеть сил на громкие восхваления своих экономических успехов, которые появились якобы благодаря такой свободе. Зависть к чужому счастью неизбежно вызовет раздражение соседей. Они начнут хотеть похожего процветания. Приходит время, когда толпа начинает стремиться к какой-то несбыточной мечте, которая, по ее мнению, находится где-то рядом. Такая толпа теряет уважение к своему правительству, и любые его промахи вызывают безмерное раздражение. Появляются выскочки из народа, активная деятельность которых окончательно разрушает общество. Это приводит к хаосу в стране. В такой обстановке любая внешняя сила принимается с надеждой и благодарностью.

 Следует поддерживать деятельность ученых-диссидентов, которые неизбежно появляются в разлагаемом обществе, учитывая, что именно из них появляются будущие послушные слуги, которые позволяют управлять разрушенным и порабощенным государством.

6. Государство должно быть уязвимым

 Прочное процветающее государство рано или поздно уничтожит своего создателя. Толпа, почувствовав свое величие и силу, начинает ею кичиться. В процветающем свободном обществе она ищет достойное применение своим способностям. Но поскольку толпа ничего не имеет, она начинает рушить все, что ей попадается. Любая демонстрация грубой силы укрепляет авторитет власти, предотвращая всевозможные беспорядки. Нужно сотворить множество управляющих царьков, которые будут действовать внутри государства подобно отдельным органам внутри человеческого тела. При этом надо следить, чтобы исполнители четко выполняли свои функции, неся полную ответственность за последствия своей работы. Если повредить хоть одну часть в этом государственном механизме, то заболеет все государство. Оно становится очень уязвимым. Назначая одних правителей и устраняя других, можно легко и незаметно управлять «здоровьем» всего государства в любых пределах, вплоть до его умерщвления. При этом важно, чтобы владыка казался толпе справедливым, а все беды приписывались его невежественным помощникам.

7. Вера в Бога укрепляет власть

 Подчиняя толпу, никогда не следует открыто критиковать ее старые традиции. Если какая-либо вера мешает власти, надо постепенно подменить ее новой, более приспособленной к современным условиям. Необходимо создать новую духовную идеологию так же, как это делалось в древности, когда на месте старых суеверий стали появляться новые.

 Сначала разоблачаются старые верования. Для этого нужно привлечь множество услужливых болтунов-правозащитников, которые находясь среди народа, будут изо дня в день высказывать недовольство существующим положением вещей, подкрепляя свое мнение вымышленными историческими примерами, которые стали им известны якобы из каких-то очень достоверных источников. Нагнетая недовольство толпы, говоруны-правдоискатели должны утверждать, что только укрепление власти способно принести народу истинное счастье и процветание. Властитель же должен приветствовать свободу слова и новые идеи, которые идут как бы из народа.

 Если в переходный период появятся атеисты, реформаторы или люди, лишенные определенной ориентации, то и они могут принести пользу в деле укрепления власти. Не надо тратить силу на борьбу с ними, лучше использовать их слабости. Проповедуя атеизм, реформаторы стремятся не столько к богатству, сколько к известности и популярности. Поэтому они очень неравнодушны к вниманию и лести. Привлекая их на свою сторону, следует дать им полную свободу слова, провоцируя новые выступления против любых религий. Своей активной пропагандой атеисты заставляют религиозных деятелей искать покровительства власти.

8. Побеждает тот, кто нападает первым

 Если враги, как правило, начинают свои заговоры с организации тайных обществ, то надо их опередить, создав похожие общества, все действия бы которых контролировались доверенными лицами правителя. Внешне деятельность подконтрольных организаций должна быть похожа на настоящую деятельность оппозиции, которая является активным противником существующей власти. Эти мнимые организации должны иметь лучшие условия для своей деятельности так, чтобы они казались более непримиримыми по сравнению с настоящими заговорщиками. Благодаря невидимому покровительству власти, проправительственная оппозиция будет иметь большую популярность в среде народа, чем настоящая. Это отвлечет и распылит силы заговорщиков, вызовет разброд и смятение в их рядах. Фальшивыми тайными обществами надо наводнить страну так, чтобы деятельность истинных заговорщиков потеряла свой смысл в общем потоке свободомыслия.

 Любое правление должно иметь вид отеческой опеки. Власть должна быть подобием родителей, которые воспитывают у детей чувство долга и послушание. В любом воспитании для устрашения практикуется наказание. Страх неотвратимого наказания формирует чувство долга и гражданскую ответственность.

9. Богатство дает силу

 Власть должна гарантировать порядок во всем, особенно в денежных расчетах. Богатые должны знать, что в их интересах добровольно отдавать правительству часть своих доходов, покупая тем самым свою безопасность и возможность дальнейшей наживы. Сильному охотно платят за защиту.

 Правительственные нужды должна оплачивать те, кто имеет возможность и для кого это не в тягость. Если со всех брать одинаково, то возрастет ненависть бедных к богатым. Это приводит к брожению в народе, стихийным выступлениям и развалу в обществе. Если освободить бедных от уплаты каких-либо сборов, то они проникнутся уважением к власти. Чтобы примирить богатых и бедных, надо внушить народу, что богатые, оплачивая нужды власти, содержат государство, гарантируя в обществе мир и порядок.

 

Чтобы выманить деньги у населения, надо обещать их многократное увеличение, при возврате через определенное время. Следует учитывать, что не существует единого понятия морали. У всех она разная. Поэтому добиться успехов в политике можно только в том случае, если руководствоваться не какими-либо моральными принципами, а целесообразностью осуществляемых действий.

10. Недоказуемая подлинность

 Идеология древних с детства внедряется в сознание человека так, что со временем ее трудно отличить от своего собственного мнения. Жизнь современных людей состоит из рефлексов, правил и поступков, которые были свойственны их предкам, отошедшим в мир иной много столетий назад. Кто может признаться себе в том, что он всего лишь послушная марионетка, выполняющая команды какого-то неизвестного покойника, который через много поколений сумел проникнуть в его «независимое» сознание?

 Мертвые продолжают жить в своих произведениях, заставляя современного человека подчиняться их правилам. чем-то похожа на агитационный материал органов, но высказанные точки зрения заслуживают пристального внимания.

 

Борис Константинович Ратников


ЖИЗНЬ В РЕЖИМЕ ОЖИДАНИЯ ЕЕ ОКОНЧАНИЯ

Очередной пророк, предсказывавший конец света в мае месяце, ничуть не смущаясь не случившимся предсказанием просто переносит его на осень. И десятки тысяч адептов ожидания «окончания всего» вновь и вновь соглашаются с тем, что «конец света слегка переносится». Они так привыкли к этой картине мира, что с лёгкостью пропускают обещанные даты, быстро переключаясь на новые сроки.

Это действительно – чрезвычайно удобная картина бытия – даже если очередная назначенная дата «не срабатывает» можно просто перенести внимание на новый срок.

Чем движимы эти люди? Чем вдохновляются эти пророки?

Конечно, можно сказать, что обещая людям скорый конец света, манипулятор просто использует один из множества способов относительно легального обогащения из арсенала Великого Комбинатора. И, вероятно, не без этого – деньги, конечно, сильный аргумент, но всё же не главный, не объясняющий самого основания этого мифа.

Жизнь в режиме ожидания её окончания, причём тотального, предельно драматического – уже давно стала привычной для большого числа людей. И этот процесс расширяется, проникая во все социальные слои, затрагивая молодых и старых, бедных и богатых.

И не то чтобы все эти люди хотели поскорее умереть, но порой начинает казаться, что есть во всём этом ожидании некая глубинная природа, гораздо более значимая, чем бредни псевдопророков, ищущих адептов или же кинопродюсеров, взыскующих богатых кассовых сборов.

Разумеется, что сама идея окончания человеческой цивилизации в процессе исторического развития находила множество обоснований – стихии разрушали города, гибли целые народы, погружались под воду огромные острова, невиданным ранее холодом сковывало континенты – одним словом, у людей было достаточно оснований для того, чтобы сложить разнообразные мифы о времени, когда всё закончится.

И хоть нам нынешним и непросто принять ту мысль, что весь мир вокруг – живой, хоть нам со школьной скамьи и твердили, что природа есть «живая и неживая», для человека минувших эпох такое разделение было бы абсурдным, просто невозможным.

Ведь как, к примеру, крестьянин мог бы назвать землю или реку «неживой природой», когда даже ребёнку понятно, что неживое не может родить живое ?

Как можно питаться от неживого, как можно вступать с ним в общение? А, ведь обращение к реченьке, к Солнцу, к земле, огню – есть едва ли не в половине сказок, былин, народных песен.

Понимание того, что весь мир – живой, обладающий своим особенным дыханием – ритмами, своим восприятием, своей формой сознания предполагает, что разговор о конце света есть ни что иное, как сбой во взаимопонимании живой природы и человека.

Сбой в понимании смысла ритмов – дыханий планеты, её океанов, ветров, рек. Когда всё вокруг живое, речь может идти о возможной смерти, о перерождении, но не о конце света.

Ведь это не слепая, безликая ситуация, а форма общения, взаимодействия миров. Конец света возможен в изначально мёртвом, безумном мире собранным из какой-то неживой природы, лишённой сознания, будто созданной кем-то в безумии и забытой без пригляда.

Такой мир начинает походить бестолково работающие часы на ржавой неживой бомбе. В таком мире действительно нет ни диалога с другими сознаниями, ни смысла этого бытия вообще. Всё – случайность, фатум, дурной анекдот.

Но если человек сохраняет другую точку отсчёта, если помнит, что всё вокруг – живое, что всё — игра сознания в удивительном многообразии форм жизни, то тогда открыто ему многое.

 Причины наводнения и мороза, засухи и землетрясения, ведь просто вступив в общение с нужными формами сознания – духами стихий, земель, рек человек находит своё место, не исключительное, но соразмерное своей благой судьбе.

Порой человек может договориться с этими силами, порой – принудить их к повиновению, порой – отступить перед их мощью.

Результат таких взаимодействий понимается как действие судьбы – силы, которая даётся чистым и ведающим и которой лишены невежественные. Доля и Недоля предопределяют бытие человека в зависимости от того, как живёт он сам, к какому роду принадлежит, что делал в прошлых воплощениях, а главное – тем, куда направлены его устремления в данный момент.

Мы там, где наше внимание, где наши желания, на чём сконцентрированы наши помыслы, там и будет будущее наше.

Ведь живой мир неизбежно откликнется, подобное начнёт притягиваться к подобному и человек попадёт в те миры, в те планы бытия, которые наиболее точно соответствуют его сознанию.

Такой ход размышлений приводит нас к тому, что сама идея конца света — довольно невежественное переложение утраченного знания о ритмах жизни живой планеты.

Для того, чтобы такая концепция устоялась в сознании людей, потребовались тысячи лет становления мифа о людях-тварях, не имеющих родства с Отцом небесным, а лишь договор с неким Демиургом об условиях проживания в чуждом мире.

Этот договор, по- сути, регламентировал право потребления этого мира.

“И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле” (Быт.1:28)

На сегодня эта идеология обладания и владычествования приводит к тотальному разграблению мира, к его уничтожению, к надругательству над стихиями, и, собственно, к самой идее скорого конца света.

 Что не удивительно – ведь тут просто скоро станет совсем невозможно жить.

Таким образом, Откровение Иоанна Богослова о неминуемой расправе над человечеством – вполне понятное прозрение для существ тварных, не рождённых богами.

Как только человеческая цивилизация провозгласила торжество идей потребления в мире с новой остротой запахло идеей Конца Света.

Это не удивительно, поскольку более массовой манипуляции смыслами бытия, человеческая история, кажется, до этого не знала.

Речь, конечно, идёт прежде всего о цивилизации белой расы, поскольку остальные оказались поражёнными этой заразой уже через механизмы взаимодействия с белыми.

И, конечно, может показаться, что эта болезнь общества развилась именно в двадцатом веке, взялась будто бы ниоткуда, накрыла всех потоком новых идей, но если вдуматься, то случилось это гораздо раньше, когда была начались процессы разложения архаического общества, ценности которого даже не стремились вырваться за границы действительно необходимого для проживания здесь.

О.БОРОВИК


  • Архивы

  •  ЛАБОРАТОРИЯ ПРОВЕРКИ АКСИОМ - ЧУВСТВА И ОТНОШЕНИЯ