Обычно мы считаем, что метод наказания — самый простой и эффективный. Поэтому мы безбожно ругаем себя и других, кричим на детей, а лучшим средством воспитания считаем ремень. Еще бы, ведь это средство проверено многими поколениями.

Однако современными исследованиями установлено, что у метода наказания есть один побочный эффект. Наказание приводит к подавлению, а не устранению нежелательного поведения. Поэтому, когда наказание перестает быть неотвратимым, подавленная активность снова пробуждается, и все воспитание, привитое "методом ремня", идет насмарку.

Наилучшим способом воспитания оказался метод поощрения (подкрепление нужного поведения), которые пока еще мало применяется в нашей жизни, потому что он требует некоторых интеллектуальных усилий, да и вообще противоречит многовековой традиции.

Какова же эффективность  метода поощрений?

Хочу рассказать одну историю, которая случилась 170 лет назад на острове Норфолк (в Тихом Океане).

Остров Норфолк в то время использовался, как английская колония строго режима для особо опасных преступников. (Жюль Верн в романе "Дети капитана Гранта" так описал этот остров: "Остров Норфолк находится на востоке от Австралии; туда ссылают и содержат в тюремном заключении каторжников-рецидивистов и неисправимых; там они подвергаются особо строгому надзору ".

Словами "особо строгий надзор" Жюль Верн дипломатично охарактеризовал бесчеловечность и крайнюю жестокость, царящую в каторжных поселениях.)

Неисправимым преступникам создавались невыносимые условия жизни. Многие заключенные в смерти видели избавление от страданий.

В 1840 году суперинтендантом острова был назначен Александр Маконоки (Alexander Maconochie), шотландский морской офицер, в молодости сам испытавший тяжесть тюремных заключений (во время наполеоновских войн он 4 года был военнопленным).

Маконоки поставил перед собой крайне амбициозную задачу — перевоспитать уголовников-рецидивистов. Причем сделать он это хотел отказавшись от принципа наказаний, превратить тюрьму в "моральную лечебницу".

Идея Маконоки натолкнулась на неприятие: "тюрьма должна быть страшным наказанием, местом стенания и горя, попав в которое любой навеки зарекался бы попасть туда снова" — говорили его противники, в т.ч. и его начальство.

Но Маконоки все-таки начал свой эксперимент, который заключался в следующем.

Маконоки предложил вместо наказания в виде длительного срока заключения ввести систему "поощрительных баллов". Заключенный своим прилежным трудом, хорошим поведением должен был заработать определенное количество поощрительных баллов и выйти на волю только когда наберет требуемое количество.

Ежедневная трудовая норма обеспечивала 10 баллов. Но перевыполнение плана, примерное поведение, повышение своего уровня образования в свободное время — поощрялось дополнительными балами.

Если до этого плохое поведение наказывалось избиением, карцером, заключение в кандалы и колодки, принудительными тяжелыми работами, то теперь оно наказывалось простым изъятием баллов.

По мере накопления все большего и большего количества баллов смягчалось и отношение к заключенному — он получал дополнительное питание и  более удобные условия проживания.

Есть весьма серьезные причины, по которым этот эксперимент не мог закончиться успехом.

1. Заключенные, о которых идет речь, и в самом деле были рецидивистами, закоренелыми и безнадежными. Невозможно представить себе худшую группу для экспериментального введения нового метода. Если бы многочисленные недоброжелатели Александра Маконоки захотели бы сорвать эксперимент, то именно такую группу они бы ему и подсунули.

2. Полномочия Маконоки были достаточно скромными; он даже не мог обещать заключенным, что они, набрав необходимые балы, будут освобождены. Половине заключенных было официально отказано в досрочном освобождении вопреки предложенной им схеме.

3.  Маконоки не получал от министерства внутренних дел никакой поддержки, наоборот, сталкивался с непониманием, нареканиями и придирками. Со своим начальством ему приходилось не сотрудничать, а противоборствовать. В конце концов через 4 года он был отправлен в отставку задолго до того, как его планы могли принести плоды.

4. Подчиненные Маконоки, которым надлежало исполнять его схему, были тюремными надзирателями старой школы, привыкшие "выжигать порок каленым железом"; они не видели в заключенных людей и к замыслам начальника относились с непониманием.

5. Австралийские колонисты были категорически против "попустительских" методов Александра Маконоки и постоянно требовали его отставки. А ведь именно среди этих людей предстояло жить заключенным, отработавшим свои баллы и вышедшим на свободу. Колонисты не верили в перевоспитание убийц и насильников, были чрезвычайно злобно настроены по отношению к заключенным, поэтому делали все возможное для того, чтобы сорвать эксперимент.

Каков же был результат этого эксперимента?

Цитирую отзыв очевидца тех событий, произошедших уже после отставки А.Маконоки:

"Поведение этих людей с острова Норфолк было в высшей степени примерным; они демонстрировали такой уровень исправления, какого ни одна исправительная система не достигала ни до, ни после. За редким исключением все они вели достойный образ жизни, а иные даже весьма преуспевали в делах. С гордостью носят они прозвание "питомцев Капитана Маконоки"".

Можно смело сказать, что эксперимент, хоть и не был доведен до конца, но увенчался оглушительным успехом. Даже за тот небольшой срок, которые был у Маконоки, он добился невозможного.

Положительное подкрепление во много раз оказалось эффективнее отрицательного подкрепления.

Эффект был поразительным потому, что эти люди НИКОГДА не чувствовали положительного подкрепления. У них не была выработана ассоциация "хорошее поведение ->  награда".

И именно на выработку этой ассоциации Александр Маконоки направил все свои усилия, которые и привели к такому невероятному результату — закоренелые рецидивисты и в самом деле за считанные годы изменились.

Как подтверждают очевидцы, если раньше остров "представлял собой настоящий ад на Земле", то после эксперимента Маконоки превратился в "мирное, хорошо управляемое поселение, где была обеспечена полная безопасность личности и собственности. Любой человек, включая женщин и детей, мог пересечь остров без всяких опасений".

Вывод: положительные подкрепления намного эффективнее отрицательных!

Этот вывод позже получил совершенно невероятное подтверждение в работе психиатрических лечебниц.

Типичное поведение врачей и персонала психиатрических лечебниц таково — они обращают внимание на больного, только если он ведет себя не стандартно, или если описывает свой бред.

Но постороннее внимание является мощным подкреплением. Поэтому чем больше врачи и персонал обращают внимания на неадекватные поведение больного, тем больше они провоцируют повторение неадекватного поведения.

Американский психолог Беррес Скиннер предложил противоположный подход — персонал психиатрических лечебниц должен общаться с пациентами только тогда, когда те ведут себя адекватно. Но как только пациент начнет рассказывать о своих бредовых идеях или вести себя "безумно", позволять себе вздорные выходки, то персоналу предписывалось покидать пациента и уделять внимание другому больному.

Т.е. методика Скиннера была направлена на поощрение нормального поведения пациента. Метод оказался поразительно эффективным — очень скоро неадекватное поведение людей, помещенных в психиатрическую клинику, исчезло!

Психологи, фиксирующие результаты этого эксперимента, записали в своих отчетах: "К нашему удивлению, обнаружилось, что по мере формирования функционального поведения симптоматическое поведение сходило на нет, и изучать тут уже было просто нечего." Больные стремительно выздоравливали и становились адекватными.

Сила положительных подкреплений по истине огромна и способна творить чудеса. И мы просто обязаны научиться эти чудеса использовать в своей повседневной жизни.

Например, воспитание детей нужно строить на принципе поощрения, а не наказания.

Возьмем типичный пример. Мать занята домашними делами, а ее маленький сын хочет, чтобы она с ним поиграла. Она не обращает на него внимания, пока он не начинает вести себя совершенно несносно — орать, ломать игрушки, и любыми другими путями привлекать к себе внимание.

И она наконец обращает на него внимание — кричит в ответ, ругает или шлепает его по заднице.

По ее мнению она таким образом воспитывает малыша, удерживает его от повторения нежелательных действий.

Но для ребенка все выглядит иначе — "Будешь играть спокойно и тихо — мама не станет обращать внимания. Будешь безобразничать — мама обратит внимание."

Для того, чтобы ребенок вел себя нормально, матери следует поощрять его своим вниманием и играть с ним тогда, когда он ведет себя хорошо. И совершенно игнорировать его баловство.

С точки зрения житейского опыта это кажется странным, но это впечатление возникает только потому, что мы все привыкли пользоваться прежде всего методом "кнута", а не "пряника".

 

А.Фалеев