Быть белой вороной тяжело, а в армии – особенно. И когда на белую ворону нервно реагируют сослуживцы – это объяснимо, а когда нервничает командир роты – это уже проблема. Попав в армию, я и оказался белой вороной. За первый год службы, я сменил три подразделения. Именно в третьем подразделении, командир роты и решил окрасить меня в уставной цвет, чтобы не выделялся. Процесс шёл мучительно для обеих сторон, и когда моему сержанту надоело гнобить меня по приказу ротного, состоялся разговор:
— Буер, ты меня достал. Что ты с ротным не поделил? 
— Не знаю.
— Буер, мне уже надоело созерцать, как ты подметаешь и моешь. Ты скоро черпаком станешь, а ротный ведь не остановится!
— А ты поговори с ним, и узнай, — несмело предложил я.
— Придётся.После беседы с ротным, сержант меня отвёл в беседку и задумчиво произнёс:
— Если я правильно понял, ротный считает тебя самым хитрожопым. Залёты есть у всех, кроме тебя. И его это напрягает. Он считает, что ты умело его обманываешь. 
— Когда? Я всегда у тебя на виду, — ответил я обескураженно.
— Ночью ты без контроля. Вот он и переживает.

— И как мне быть?
— Тебе нужен залёт.
— Так на губу отправят.
— Отсидишь неделю, и вернёшься авторитетным солдатом.
— И что мне надо сделать?
— Губу дадут только за самоход на гражданку.
— А в дисбат не отправят?
— Нет, туда только за уголовку.
— А как я на гражданку попаду?
— Ты совсем охренел! Может тебя за ручку туда отвести?
— Я понял, этой ночью можно?
— Валяй! И помни, ты должен попасться патрулю. Или офицеру.
— А ночью патрулей нет.
— Тогда ищи офицера, они по ночам к своим любовницам бегают или за молоком деревенским.После отбоя, я решил не тянуть, и пока дежурный гонял чаи в каптёрке, выскользнул на улицу. Как пробраться на гражданку, я не знал, и пошёл к КПП. На КПП, дежурный спросил:
— Куда собрался?
— В самоволку, — ответил я небрежно.
— А что, демобилизацию чижей объявили? – съязвил дежурный.
— Типа того.
— Тогда держи полтинник, и мне купи пару батонов, только горячих дождись! И не дай тебе бог отгрызть хоть крошку! У тебя двадцать минут. Бегом! Дежурный решил, что деды послали меня за свежевыпеченными батонами, которые пекли в гражданской пекарне. Дойдя до пекарни, я купил два батона, которые мне завернули в бумагу, чтобы те не остыли. А сердобольная женщина, дала мне половинку батона, видимо бракованного. И я пошёл по вечерним улицам, в поисках офицера. Я грыз на ходу батон, и был близок к отчаянию. И вдруг, я услышал за спиной мужской голос:
— Всухомятку батон вредно есть, хочешь молочка? 
— Да, — ответил я и повернулся.
Передо мной стоял мужчина в спортивном костюме, с бидоном в руке. Он отдал мне крышку от бидона, и налил в неё молоко. Пока я пил, он спросил с усмешкой:
— Не спится?
— Да, решил свежим воздухом подышать.
— А около казармы не гуляется?
— Там нельзя, накажут.
— А на гражданке можно? Или деды за батонами послали? – спросил уже без усмешки собеседник.
— Батоны для дежурного по КПП, он попросил купить попутно. А на гражданке тоже нельзя, но мою проблему можно решить только так. Только вот никак офицера не найду.
— А зачем тебе офицер?
— Понимаете, мне залёт нужен.
— Зачем?
И я, растроганный молоком, рассказал собеседнику о своей проблеме. Он долго хохотал, а потом представился: «Майор Вавилов, пошли, горемычный, помогу тебе с твоим горем». Дежурный по КПП был удивлён, когда я вручил ему его батоны, и пошёл за майором. Майор занёс домой бидон и позвонил моему ротному. Около подъезда, состоялась передача меня, из рук в руки:
— Алексей, — начал майор, — твоего бойца в деревне выловил. Шум поднимать не хочу, накажи сам.
— Спасибо, Володя, я твой должник. За эти Фигаро я давно наблюдаю. Ну что, попался? Неуловимый! Только неуловимый ты потому, что никому не нужен! Но если я захочу, то буду знать о каждом твоём движении! Понял меня?
— Так точно!
— А теперь к делу. Скоро приказ, и сержантов поснимают с должностей. Нужны новые сержанты. Ты как к лычкам относишься?
— Равнодушно.
— Почему?
— Хочу отвечать только за себя.
— Я понял! Ты хочешь сидеть в кабинете, стенд с приборами, паяльник в одной руке, пинцет в другой, а перед глазами схема. Правильно?
— Так точно.
— А людьми пусть командует Елагин, с условной судимостью, или отмороженный Мигненко?
— Вам виднее.
— Буер, вот только что, наши взаимоотношения наладились. Ты стал мне понятен, и я начал тебе доверять, а ты, бац и новый фортель! Вот, что бы ты сделал на моём месте?
— Нашёл бы Буеру замену.
— Охренеть! Да ты ещё мною манипулируешь!
— Пытаюсь.
— Хрен тебе! Будешь людьми командовать! Мне нужен такой сержант как ты! Который не будет мутузить духов, чтобы поднять самооценку. Отбирать у чижей деньги и посылки. Сумеет дать отпор своему призыву, и распоясавшимся дедам. Итак, запомни: ты просто мечтаешь о лычках! Если конечно, не собираешься драить сортиры до самого дембеля, вопреки традициям! Бегом в казарму!

Вот так я и стал сержантом, в первый раз…