ПРИРОДА КОНФЛИКТА

ОБ УМЕНИИ НАХОДИТЬ ОБЩИЙ ЯЗЫК И ДОГОВОАРИВАТЬСЯ

Многие женщины как автор последнего письма считают, что имеют право на стимуляцию во время секса. 

И многие мужчины считают, что жена обязана выполнять супружеский долг. 

Также многие люди убеждены, что эмоциональная поддержка — святая обязанность их партнера. 

И если всего этого им не дают, их право — выбивать скалкой. Не помогает маленькая скалка, надо взять большую.

Давайте разберемся, когда и на что вы имеете право.

Вы имеете право абсолютно на все, что можете получить сами, никого не принуждая. 

На любую стимуляцию имеете право, которую сами себе можете обеспечить. На свою собственную эмоциональную поддержку.

Если же то, что вам нужно, не важно что, зависит от другого человека и он вам должен оказать помощь, поддержку, содействие, весь вопрос в том, хочет ли он это делать. 

Обычно если человек в вас заинтересован, он очень хочет делать вам приятное и полезное. Чем больше заинтересован, тем больше хочет. И стимуляцию, и то, и се, и эмоциональную поддержку и даже материальную. У него есть интерес, у него есть нужда в вас, он хочет обеспечить себе ваше присутствие. И он весь к вашим услугам и ему приятно быть вам полезным. Ему спокойней становится, когда он видит, что вам с ним хорошо. А недовольство ваше его пугает. Потому что сегодня вы недовольны, а завтра свалите. И что тогда?

Единственный рычаг, с помощью которого вы можете получать желаемое, это нужда человека в вас. 

Эти простые вещи многие упорно не понимают. 

Многие сами цепляются за другого, сами больше нуждаются в нем и при этом требуют, чтобы он им побольше давал. Или давал не это, а другое. Сами цепляются и сами же требуют. 

Нормально требовать у человека, который сам от вас чего-то хочет. Он от вас чего-то хочет, а вы за это с него требуете. 

Допустим, мужчина женщине: хочу тебя, а она ему: ладно, но мне нужна стимуляция. Оральная и всякая разная еще. (Лучше не говорить это жуткое слово, конечно, промурлыкать там что-нибудь на эту тему, не ломать кайф). 

А он такой: ааа, ну так неееет, не хочу. Она ему: не хочешь, как хочешь. И дверь закрыла. 

Или он ей: да как угодно, я с удовольствием! Или даже: ооо! И так далее. 

Или мужчина женщине: хочу тебя, а она ему: ладно, но мне нужна эмоциональная поддержка. (Это жуткое слово тоже лучше не говорить, сказать «поговори со мной сначала, милый, у меня проблема»). Окей? 

Но в письмах ваших очень часто все совсем по-другому. 

Мужчина женщине: давай прогуляемся и посмотрим на воду, а она ему: нет, я тебя хочу, а еще мне нужна твоя эмоциональная поддержка и стимуляция, и аватару поменяй, у твоего кота морда грустная, а мне хочется чувствовать, что ты счастлив, ведь в твоей жизни есть я. 

Он ей: тогда я, пожалуй, не хочу продолжать отношения, а она ему: ты бессовестный негодяй, говоришь мне обидные и унизительные вещи. И в слезы. 

То есть он ничего от нее не хочет, кроме прогулки в лесу, а потом уже и этого не хочет тоже, а она от него хочет ВСЕ, просит, требует, не получает и рыдает. 

Какое же она имеет право?

Откуда мысль, что вы имеете право на все, что вам НУЖНО? Кто нанялся удовлетворять вашу нужду без собственного к этому интереса? 

Вы приходите в магазин и видите красивые туфли, хотите купить. Извините, говорит вам продавец, это мои туфли, я в них пришла на работу, они не продаются. А вы такие: нет, я хочу их купить, только мне не нравится, что на них царапина, дайте мне скидку. Нет скидки, они вообще не продаются. И тут вы устраиваете скандал и обвиняете продавца в унижении вашего достоинства. 

Вот на что примерно похожи ваши претензии в отношениях, когда вас вообще не хотят, а вы еще условия ставите. 

Если вас хотят, у вас чего-то просят, пожалуйста, ставьте условия. Хочу тебя, говорит мужчина. А вы ему: дам только на люстре, если будешь одной рукой меня так, языком этак, а ногами немного вальсировать по кругу. И пусть как хочет выполняет ваши условия. Его проблема, как их выполнить, если он вас хочет, а вы любите вот такую вот хитрую стимуляцию или вам нравится садировать мужчин. Но как только он решил, что ему все это не подходит и пошел, не надо за ним бежать и требовать выполнить все ваши условия. Он уже уходит. Может крикнуть как восточный парнишка на рынке: «Эээ, дорогой, я пошутил, цена намного меньше!» Может быть он вернется. Но если не вернется, значит и демпинг не помог, надо было сразу нормальные условия ставить, не набивать себе слишком большую цену, реально оценивать свое предложение и спрос. 

Если вас очень сильно хотят, на многие условия согласятся. А вот если не хотят вообще, какой смысл условия ставить? Вас вообще не хотят, никак. Ни даром, ни с доплатой. А вы еще ставите условия, предлагаете напрячься сильней, чтобы вас получить. Да не нужны вы. 

Не только женщины такие бывают, но и мужчины. Жена говорит: разводиться с тобой хочу, а он ей: нет, иди сюда, выполняй долг супружеский. Да пошел ты к лешему, она не хочет долг выполнять и тебя вообще уже не хочет. Вот если она хочет тебя и любит и нуждается в твоей эмоциональной поддержке, ты можешь ей сказать: окей, все будет, но только я секс хочу. Ей придется как-то постараться, а может и стараться не придется, она будет рада, что тебе нужна от нее такая интимная вещь. Обычно она и сама тебя хочет, если действительно заинтересована сохранить брак. Бывает конечно, жены просят не уходить, но секс давать не хотят или не могут, тогда твое право выбрать: нужна тебе такая жена или нет. 

То же самое с мужем, который разводиться не хочет, но секс дать не может. Или поддержку дать не хочет. Или чего-то еще. Кто заставит жену оставаться с ним? Есть ли у него право ее не отпустить к другому? Нет, она пойдет, куда захочет. Только собственное желание быть с мужем, собственный интерес, собственная потребность сохранить брак могут ее заставить оставаться. А вот мужу, который хочет ее удержать, лучше постараться выполнять ее условия (не унижающие его достоинство), иначе шансы его сокращаются. 

То есть выполнения ваших условий возможно только при заинтересованности второй стороны. А вот когда и интерес ваш и условия тоже ваши — получается абсурд. Все равно что вы идете, не трогаете никого, а вас догоняет продавец помидоров и требует купить его помидоры по ломовой цене. Вы вообще не хотите покупать, а по такой большой цене тем более, но у вас требуют во-первых купить, во-вторых очень дорого. Абсурд ведь? Вот если бы вам были нужны помидоры эти, вы могли бы попросить сделать скидочку, а если бы продавец уперся рогом, вам пришлось бы выбирать, платить столько, сколько он просит, или отказаться от желаемого. 

Почему же в отношениях эта простая вещь никак не доходит?

Наседают, выбивают и вытягивают. Не могут просто обменять нужное другому на нужное им, сопоставив размер нужды. Обязательно будут гоняться за тем, кому ничего от них не нужно и требовать дать и считать это своим правом. Откуда право-то? Как оно могло появиться? Право на время, силы, внимание другого человека у вас есть только пока ему нужно от вас что-то эквивалентное. И он должен сам решить, эквивалентно это или нет, и хочет ли он это вам предоставить. 

Вот тогда хоть стимуляцию на люстре себе заказывайте, хоть музыку и шампанское в постель. Пусть второй старается для вас, если сам от вас чего-то очень хочет. А если не хочет, отстаньте от него. Никаких вы прав не имеете, сами себя стимулируйте. Сами себе шампанское покупайте. 

Как думаете, почему эта логика от многих ускользает? Есть одна главная причина и парочка дополнительных.


ПОДУМАТЬ, ДЛЯ ТЕХ У КОГО ЕСТЬ ЧЕМ

ВОПРОС КАК ВОПРОС ДА НЕ ОДИН, А ЦЕЛЫХ  ДВА И ТОТ САМЫЙ ОТВЕТ, КОТОРЫЙ ПРАВИЛЬНЫМ, ПО ТЕМ ИЛИ ИНЫМ СООБРАЖЕНИЯМ, ПОЧИТАЮТ

— Рука руку моет, хотя одной достоверно не известно, что и о чём, другая ведает.
— Пока покой, левая рука поверх правой кладётся. В иное же время всё по другому оказывается.
— Когда есть так, то и наоборот не так уж и далеко обретается. Тем более, что нет такого места, далеко.

ВОПРОС НОМЕР РАЗ. — Мы поступает так, как мы поступаем, потому, что мы такие или потому, что так поступает кто-то ещё, другие? – И на чужих людей теряем, теряем мы самих себя. – А это как, зачем, почему, как и каким образом?

ПРАВИЛЬНЫЙ ОТВЕТ. — Всё во всём, везде и всегда. Малое в великом – великое в малом. А раз так, то в нас присутствует как первое, так и второе. А ещё и третье – тот, кто одно от другого, замечая и определяя, отличает. Так, что всё дело, как в народе говорят, в плипорции. Это вообще, что касательно в частности, то можно сказать, что всё дело в восприятии, осознании, понимании и выборе. Но какой выбор без решения, и какое же это решение, если нет действия.

Поскольку конец делу венец, то определяющим моментом в любом деле является результат. Однако в результате важен не столько он сам, сколько  польза, ради которой и огород огораживается, связи устанавливаются и дороги чувств и отношений, прокладываются.

Та самая польза, которую находить, извлекать, сохранять, всемерно умножать и благодарно миру возвращать. Тогда и только тогда не оскудеет рука дающая. Вот такое вот Высокое Искусство, Правильного Выбора. Ныне присно и во веки веков. – Или как?

ВОПРОС НОМЕР ДВА. — Сколько правильных ответов может быть дано, на один единственный вопрос?

Правильно, сформулированный вопрос, содержит в себе ответ. Не бывает одного без другого. – А другой без одного Единого, может ли быть? Если есть вопрос, то есть и ответ. Это вроде, как понятно. Но если есть ответ, то где же тогда вопрос обретается? Как, для чего, почему и каким образом он находится и таки формулируется? И что такое правильный вообще и в контексте внутри и снаружи, рядом и вокруг происходящего, в частности?

.

Влад ВЕЛЕС


ПРИТЧА О ДВУХ ЖЕНАХ

В давние времена жил один мудрец. Из ближних земель и дальних, люди приходили к нему за советом. Никому мудрец не отказывал, терпеливо выслушивал пришедших и всегда отвечал.

Однажды пришли к нему две женщины и поделились своей бедой.

— Мы пришли из-за наших мужей, — в слезах начали они свой рассказ, — боимся их потерять и не знаем, что делать? Вот уже много времени, как они не могут поделить землю и с каждым днем ненависть друг к другу у них растет и сегодня каждый из них готов на убийство другого!

— Скажи нам, мудрейший,- обратились они к авторитету, — каким образом эту землю поделить так, что бы мужья наши помирились, и мы снова жили счастливо?

— Не из-за земли, милые женщины, бьются ваши мужья — ответил им мудрец, — а из-за вас. Вы – истинная причина их войны.

Растерялись жены. Стоят перед мудрецом в недоумении и молчат.

— Ваши мужья одержимы силой, — продолжает мудрец, — и силу эту даете им вы. Сила же, на своем пути, способна встретить только другую силу и между ними неизбежен конфликт. Не один из них не в силах отступить, опасаясь уронить свое достоинство в ваших глазах. И они правы – больше всего вы цените в них именно силу.

— Начните ценить в них мудрость, способность решать конфликты, не прибегая к силе и война утратит для них всякий смысл.


СИНДРОМ ДЕФИЦИТА ВНИМАНИЯ

10432492_813490145341306_2449639919774327386_n

Взрослая жизнь бывает непростой и полной самых разнообразных задач, но если вы не организованы, постоянно опаздываете, и вас ошеломляет поток самых разнообразных дел и обязанностей, возможно, вы просто страдаете синдромом дефицита внимания. Известный с 70-х годов прошлого века как поведенческое расстройство у детей, сейчас этот синдром всё чаще встречается у взрослых, и приводит к целому ряду досадных симптомов, влияющих на важные сферы жизни – от карьеры до отношений. Однако, существуют и способы справится с ним. Ниже представлен перечень  наиболее распространённых проявлений синдрома дефицита внимания у взрослых. 

Как понять, что у вас синдром дефицита внимания?

 

 

Симптом 1: Проблема с удержанием и концентрацией внимания

Взрослые страдающие синдромом дефицита внимания испытывают трудности с выполнением повседневных дел. Например, вы легко отвлекаетесь на посторонние звуки, один вид деятельности вам быстро надоедает и вы переходите к другой. Симптомам этой категории обычно придают мало значения, потому что внешне они не так выражены, как гиперактивность и импульсивность, но и вреда они могут приносить достаточно. Вот эти симптомы:

 

    • Частая потеря нити разговора
    • Крайняя отвлекаемость, трудности с фокусированием внимания
    • Проблема с завершением задач, даже тех, которые кажутся простыми
    • Тенденция не замечать детали и частые ошибки в работе
    • Плохой навык слушателя: трудности с запоминанием слов и инструкций

     

    Симптом 2: Гиперконцентрация

    Как ни парадоксально, признаком синдрома дефицита внимания может быть и гиперконцентрация – тенденция быть поглощённым задачами, которые кажутся интересными и стимулирующими.  

    Гиперконцентрация фактически является противовесом лёгкой отвлекаемости – это средство снижения хаоса. Вы можете настольно увлекаться тем, что вам интересно, что забываете обо всём, что происходит вокруг. Например, вас так увлекает книга, компьютерная игра или телешоу, что вы забываете о том, что собирались сделать. Гиперконцентрация может помочь вам, когда направляется в продуктивное русло, но также может быть источником проблем на работе и в личных отношениях. 

     

    Симптом 3: Забывчивость и неорганизованность

    Если вы страдаете симптомом дефицита внимания, жизнь часто кажется вам хаотичной и выходящей из под контроля. Организовать свою жизнь кажется непосильной задачей: отфильтровывать информацию, которая не относится к делу, расставлять приоритеты дел, следить за выполнением задач, распределять ответственность и управлять своим временем. Этот симптом выражен у вас если вы:

     

      • Не можете организоваться (ваш дом, рабочий стол и машина – в крайнем беспорядке)
      • Хронически откладываете дела 
      • С трудом начинаете и завершаете задачи
      • Хронически опаздываете
      • Часто забываете о встречах, обязательствах и сроках
      • Часто теряете вещи или не находите их на месте (ключи, кошелёк, документы, счета)
      • Недооцениваете время, которое потребуется вам на выполнение задач

       

      Симптом 4: Импульсивность

      Если выстрадаете симптомом этой категории, вам трудно вовремя сдерживать себя, свои реакции, реплики и комментарии. Вы можете действовать не подумав и реагировать не учитывая последствий. Вы можете часто перебивать других, или выполнять задания не читая правил. С этим симптомом очень трудно быть терпеливым. В худшем случае вы можете провоцировать потенциально рискованные ситуации. Вы импульсивны, если вы:

       

        • Часто перебиваете других или говорите одновременно с ними
        • Слабо контролируете себя
        • Не подумав говорите грубости и неуместности
        • Имеете тенденции к зависимостям
        • Действуете безрассудно или спонтанно без учёта последствий
        • Испытываете трудности, когда от вас требуется социально-приемлемое поведение (например сидеть на месте во время длительной встречи)  

        Симптом 5: Эмоциональные проблемы

        Многим взрослым с синдромом нарушения внимания трудно управлять своими чувствами, особенно эмоциями разочарования и гнева. Частые проявления этого симптома выглядят так:

         

          • Чувство собственной неуспешности
          • Неумение справляться с разочарованиями
          • Низкая стрессоустойчивость
          • Раздражительность и перепады настроения
          • Проблемы с само мотивацией
          • Гиперчувствительность к критике
          • Гневливость, взрывной темперамент
          • Низкая самооценка, неуверенность в себе

           

          Симптом 6: Гиперактивность 

          Проявления гиперактивности у взрослых могут выглядеть так же как у детей: постоянная «заведённость», энергичность. Но для большинства людей проявления гиперактивности выглядят по-другому. Это может быть, например:

           

            • Чувство оживления, беспокойства
            • Тенденция идти на риск
            • Скука, лёгкая потеря интереса к происходящему
            • Лихорадочное мышление
            • Отсутствие усидчивости
            • Жажда волнения, стимуляции
            • Непрерывная болтовня
            • Склонность делать несколько дел одновременно

             

            Как справиться с синдромом дефицита внимания?

             

             

            Если вы нашли у себя признаки синдрома дефицита внимания, это ещё не значит, что вам нужна профессиональная помощь. Есть ряд вещей, которые вы можете предпринять самостоятельно. 

            Занимайтесь спортом и питайтесь правильно

            Физическя нагрузка поможет направить энергию в позитивное русло и расслабит вас. Ешьте еду с меньшим содержание сахара, это позитивно скажется на нервной системе. 

            Хорошо высыпайтесь

            Усталость больше всего вредит продуктивности.

            Контролируйте своё время

            Ставьте  сроки, используйте будильники и таймеры. Старайтесь решать задачи по мере поступления и не откладывать на потом. Расставляйте приоритеты. 

            Работайте над отношениями

            Назначайте встречи с друзьями и старайтесь не забывать о них. В разговоре старайтесь слушать внимательнее, и говорить медленнее. 

            Создайте поддерживающую среду на работе

            Используйте списки, цветные маркеры, напоминатели, создайте свои рабочие ритуалы. По-возможности, выбирайте работу, которая вас заинтересует. Заметьте время суток, когда ваша продуктивность выше всего, и планируйте задачи на это время. Общайтесь с теми, кто более организован – как творческая личность вы будете тоже интересны им. 

             
             

            КТО ПРАВИТ МИРОМ

            o3mGWmf1S-Q

            В начале 90-х годов прошлого столетия в одном из секретных фондов была найдена латинская рукопись ХI века под названием «Заветы Властелина мира». В предисловии безвестный автор утверждал, что текст передает содержание другого, более старого документа, который был написан еще во времена Вавилонского царства на основе древнейших египетских и персидских свитков. Содержание этого произведения противоречит многим устоявшимся представлениям о морали и перспективах современного общества. Эта информация предназначалась лишь для узкого круга профессиональных политиков высокого ранга.  Данное произведение — самая древняя политическая идеология, главные положения которой являются основой любого современного общества. После прочтения этой рукописи становится понятно, что миром правят не люди, а их идеи, многие из которых были сформулированы еще в глубокой древности. Наблюдается мистический парадокс: люди придумывают правила, от которых сами потом и зависят. Миром управляет идеология древних. Жизнь живых зависит от правил, установленных мертвыми. Таких правителей невозможно убить или свергнуть. Поэтому их правление вечно. Духовная энергия мира мертвых образует мощную невидимую полевую силу, которую человек назвал Богом. Действие этой силы безгранично, поскольку она находится в сознании каждого.

             Основные положения «Заветов Властелина мира» таковы:

            1. Сильный имеет право использовать силу

             Сила ограничивает свободу, но только она способна сплотить общество. Чтобы оправдать применение силы, надо найти внутреннего или внешнего врага и вдохновить толпу на борьбу с ним. Толпа — слепое орудие сильного.

             Свобода — это лишь только идея, но надо убедить людей поверить в нее. Следует помнить, что САМОУПРАВЛЕНИЕ — лучший способ развалить любое общество. Даже простые обещания свободы, равенства и братства сеют вражду. Раздоры вызывают необходимость террора, который заканчивается диктатурой.

             Преступность — верный союзник любой политической системы, создающей видимость борьбы со злом.

             Идея свободы не осуществима еще потому, что никто не сможет использовать ее в меру. Если народу предоставить полное самоуправление, то он превратит его в распущенность. Начнутся междоусобицы и государство будет разрушаться изнутри. Ослабленное государство становится легкой добычей внешних врагов. Для того, чтобы этого избежать, надо уничтожить свободу и ввести диктатуру.

             Слабая власть ведет лишь к новым беспорядкам в обществе. Сильная власть не может ничего иметь общего с обычной моралью. Правитель, подчиненный такой морали, слаб и непрочен на своем престоле. Кто хочет править, всегда должен использовать хитрость и лицемерие. Откровенность и честность — красивые символы для народа. Грубая сила правит миром. Народ, представленный выскочками из своей среды, будет предоставлен самому себе. Это вызовет раздоры, погони за почестями и богатством, подозрительность и беспорядки.

             Террор приводит к безропотному послушанию. Самоуправление развращает. Между ними нет компромисса. Попытки объединить диктатуру и анархию ни к чему не приводят, кроме войн и ослабления государства. Под угрозой силы прекращаются раздоры и междоусобицы. Действиями людей начинают управлять не животные инстинкты, а моральные правила. Появляется долг перед законом!

            2. В природе нет равенства

             Идея равенства противоречит законам природы. У всех разные ум, разные способности и разные возможности. Древние слова о «свободе, равенстве и братстве» являются бессознательным повторением старой приманки, которая много поколений назад была брошена в толпу. Повторяя эти слова, никто никогда не думал о противоречиях, которые в них содержатся. Истинная свобода личности должна быть ограждена от влияния толпы. Но какой человек может быть свободным, если его насильно уравняли с другим, менее талантливым или более слабым? Какое братство может быть в толпе, состоящих из «свободных личностей», каждая из которых стремится удовлетворить лишь свои природные потребности? Противодействовать подобным лживым призывам должна доктрина Строгости, основанная на личном авторитете правителя. Государственная сила проявляется не только в виде угрозы террора, но и в виде внушений, которые называются законами и идеологиями. Закон неравенства умов, характеров и способностей дает право сильному (или более умному) навязывать свое мнение слабому. Это прекращает разногласия, позволяя избегать физического насилия внутри нации.

            3. Спящего зверя легче поймать

             Толпа, столкнувшись с препятствиями на пути к власти, начинает искать своего руководителя. Через некоторое время появляется предводитель из народа, который опирается на поддержку случайных людей, оказавшись рядом по воле случая. От своего нового руководителя народные массы готовы терпеть различные злоупотребления, потому что те стараются внушить народу, что эти злоупотребления осуществляются не по их собственной вине, а во имя некой высшей цели. Например, они убеждают, что разорение собственной страны происходит во имя общего мира и счастья. В итоге толпа начинает верить, что некомпетентность и беспорядок приносят не вред, а благо. Используя эту веру, толпа своими руками разрушает устойчивость и создает беспорядки на каждом шагу. Опьяненные словом «свобода», люди выступают против всяких законов, включая законы природы.

             Развивая стремление к власти новоиспеченных представителей из народа, необходимо обещать им полную свободу действий. Не имея моральных и политических ограничений, они теряют бдительность и начинают злоупотреблять властью над обществом в угоду своим личным интересам. Таких приносят в жертву толпе, удовлетворяя ее хищные инстинкты и создавая видимость справедливости и порядка.

             Возрастающая популярность и быстрый успех внушают новоявленным руководителям из народа большую самоуверенность, которая притупляет бдительность, лишает ума и политической изворотливости. Поэтому они легко становятся марионетками правителей, которые под видом советников постепенно начинают брать власть в свои руки.

            4. Чтобы подчинить толпу, надо лишить ее разума

             Лучше толпу обезоружить и подчинить, чем воевать с ней. Для этого не нужно изгонять чужие мысли из общественного сознания. Их надо перехватить и использовать по-своему. Надо учитывать, что толпа всегда принимает слово за дело. Поэтому показные дела и красноречивые обещания способны ее увлечь в любом направлении, которое будет необходимо тайному правителю. Для начала надо дать свободу слова представителям из народа. Пустая критика, споры и словесная междоусобица отучают людей от размышлений, отвлекая ум на ответные действия. Чтобы сформировать необходимые желания толпы и подчинить их своей воле, нужно вызвать множество противоречивых мнений со всех сторон. Неизбежные противоречия окончательно запутают и дезориентируют народ. В возникшем информационном хаосе люди перестанут понимать друг друга. Надо объявить свободу личности. Если одна свободная личность встречает другую, такую же свободную, то происходит конфликт. Когда народ поймет, что не способен самостоятельно примирить враждебные стороны, то с готовностью покорится любому правителю, который на словах пообещает прекратить раздоры в обществе. Прикрываясь идеями равенства и братства, надо построить общество так, чтобы все важнейшие решения принимались коллективно (например, голосованием), а любая личная инициатива казалась бы неприемлемой.

            5. Победить можно и без боя

             Чтобы победить сильное государство, вовсе не обязательно объявлять войну. Достаточно разложить общество, и, когда разочарование толпы достигнет нужного уровня, надо взять власть в свои руки. Это можно сделать не пересекая границы. Сначала необходимо заразить завоевываемое государство идеей свободы. Для этого можно объявить свободу предпринимательству у себя дома, дав мнимую свободу тем, кто одержим идеей личной наживы. Не нужно жалеть сил на громкие восхваления своих экономических успехов, которые появились якобы благодаря такой свободе. Зависть к чужому счастью неизбежно вызовет раздражение соседей. Они начнут хотеть похожего процветания. Приходит время, когда толпа начинает стремиться к какой-то несбыточной мечте, которая, по ее мнению, находится где-то рядом. Такая толпа теряет уважение к своему правительству, и любые его промахи вызывают безмерное раздражение. Появляются выскочки из народа, активная деятельность которых окончательно разрушает общество. Это приводит к хаосу в стране. В такой обстановке любая внешняя сила принимается с надеждой и благодарностью.

             Следует поддерживать деятельность ученых-диссидентов, которые неизбежно появляются в разлагаемом обществе, учитывая, что именно из них появляются будущие послушные слуги, которые позволяют управлять разрушенным и порабощенным государством.

            6. Государство должно быть уязвимым

             Прочное процветающее государство рано или поздно уничтожит своего создателя. Толпа, почувствовав свое величие и силу, начинает ею кичиться. В процветающем свободном обществе она ищет достойное применение своим способностям. Но поскольку толпа ничего не имеет, она начинает рушить все, что ей попадается. Любая демонстрация грубой силы укрепляет авторитет власти, предотвращая всевозможные беспорядки. Нужно сотворить множество управляющих царьков, которые будут действовать внутри государства подобно отдельным органам внутри человеческого тела. При этом надо следить, чтобы исполнители четко выполняли свои функции, неся полную ответственность за последствия своей работы. Если повредить хоть одну часть в этом государственном механизме, то заболеет все государство. Оно становится очень уязвимым. Назначая одних правителей и устраняя других, можно легко и незаметно управлять «здоровьем» всего государства в любых пределах, вплоть до его умерщвления. При этом важно, чтобы владыка казался толпе справедливым, а все беды приписывались его невежественным помощникам.

            7. Вера в Бога укрепляет власть

             Подчиняя толпу, никогда не следует открыто критиковать ее старые традиции. Если какая-либо вера мешает власти, надо постепенно подменить ее новой, более приспособленной к современным условиям. Необходимо создать новую духовную идеологию так же, как это делалось в древности, когда на месте старых суеверий стали появляться новые.

             Сначала разоблачаются старые верования. Для этого нужно привлечь множество услужливых болтунов-правозащитников, которые находясь среди народа, будут изо дня в день высказывать недовольство существующим положением вещей, подкрепляя свое мнение вымышленными историческими примерами, которые стали им известны якобы из каких-то очень достоверных источников. Нагнетая недовольство толпы, говоруны-правдоискатели должны утверждать, что только укрепление власти способно принести народу истинное счастье и процветание. Властитель же должен приветствовать свободу слова и новые идеи, которые идут как бы из народа.

             Если в переходный период появятся атеисты, реформаторы или люди, лишенные определенной ориентации, то и они могут принести пользу в деле укрепления власти. Не надо тратить силу на борьбу с ними, лучше использовать их слабости. Проповедуя атеизм, реформаторы стремятся не столько к богатству, сколько к известности и популярности. Поэтому они очень неравнодушны к вниманию и лести. Привлекая их на свою сторону, следует дать им полную свободу слова, провоцируя новые выступления против любых религий. Своей активной пропагандой атеисты заставляют религиозных деятелей искать покровительства власти.

            8. Побеждает тот, кто нападает первым

             Если враги, как правило, начинают свои заговоры с организации тайных обществ, то надо их опередить, создав похожие общества, все действия бы которых контролировались доверенными лицами правителя. Внешне деятельность подконтрольных организаций должна быть похожа на настоящую деятельность оппозиции, которая является активным противником существующей власти. Эти мнимые организации должны иметь лучшие условия для своей деятельности так, чтобы они казались более непримиримыми по сравнению с настоящими заговорщиками. Благодаря невидимому покровительству власти, проправительственная оппозиция будет иметь большую популярность в среде народа, чем настоящая. Это отвлечет и распылит силы заговорщиков, вызовет разброд и смятение в их рядах. Фальшивыми тайными обществами надо наводнить страну так, чтобы деятельность истинных заговорщиков потеряла свой смысл в общем потоке свободомыслия.

             Любое правление должно иметь вид отеческой опеки. Власть должна быть подобием родителей, которые воспитывают у детей чувство долга и послушание. В любом воспитании для устрашения практикуется наказание. Страх неотвратимого наказания формирует чувство долга и гражданскую ответственность.

            9. Богатство дает силу

             Власть должна гарантировать порядок во всем, особенно в денежных расчетах. Богатые должны знать, что в их интересах добровольно отдавать правительству часть своих доходов, покупая тем самым свою безопасность и возможность дальнейшей наживы. Сильному охотно платят за защиту.

             Правительственные нужды должна оплачивать те, кто имеет возможность и для кого это не в тягость. Если со всех брать одинаково, то возрастет ненависть бедных к богатым. Это приводит к брожению в народе, стихийным выступлениям и развалу в обществе. Если освободить бедных от уплаты каких-либо сборов, то они проникнутся уважением к власти. Чтобы примирить богатых и бедных, надо внушить народу, что богатые, оплачивая нужды власти, содержат государство, гарантируя в обществе мир и порядок.

             

            Чтобы выманить деньги у населения, надо обещать их многократное увеличение, при возврате через определенное время. Следует учитывать, что не существует единого понятия морали. У всех она разная. Поэтому добиться успехов в политике можно только в том случае, если руководствоваться не какими-либо моральными принципами, а целесообразностью осуществляемых действий.

            10. Недоказуемая подлинность

             Идеология древних с детства внедряется в сознание человека так, что со временем ее трудно отличить от своего собственного мнения. Жизнь современных людей состоит из рефлексов, правил и поступков, которые были свойственны их предкам, отошедшим в мир иной много столетий назад. Кто может признаться себе в том, что он всего лишь послушная марионетка, выполняющая команды какого-то неизвестного покойника, который через много поколений сумел проникнуть в его «независимое» сознание?

             Мертвые продолжают жить в своих произведениях, заставляя современного человека подчиняться их правилам. чем-то похожа на агитационный материал органов, но высказанные точки зрения заслуживают пристального внимания.

             

            Борис Константинович Ратников


            7 ОШИБОЧНЫХ УТВЕРЖДЕНИЙ О ДЕНЬГАХ

            wWrzckCSggU

            Первое ошибочное убеждение – большие деньги достаются только тяжким трудом. Если это утверждение засело в Вашей голове, Вы всю жизнь будете выполнять тяжёлую работу и получать мизерную зарплату.

            Второе ошибочное убеждение – деньги в жизни не главное. И это утверждение мешает Вам впустить в свою жизнь деньги, а с ними и счастье!

            Третье ошибочное убеждение – деньги портят человека. Если Вы так считаете – Вы в корне неправы. Все миллионеры и миллиардеры – умные и самодостаточные люди. В них гораздо меньше зла, чем в озлобленных бомжах или алкоголиках.

            Не менее сомнительно и четвёртое утверждение – честным трудом денег не заработаешь. Напротив, именно таким образом и зарабатываются огромные состояния.

            Пятое ошибочное убеждение о деньгах – стыдно быть богатым, когда вокруг нас столько нищих. Напротив, богатым быть приятно!

            Шестое неверное убеждение о деньгах — если деньги есть, их надо сохранить на «чёрный» день. Зачем же так поступать? Напротив, деньги нужно вкладывать в дело и тогда они будут делать ещё больше денег.

            И, наконец, самое распространённое и самое мерзкое ошибочное убеждение – нищим родился, нищим и помру – против судьбы не попрёшь! Отличный способ переложить ответственность за свою жизнь на внешние обстоятельства.


            ВЕЛИКИЙ ВОПРОС ЖИЗНИ — КАК ЖИТЬ СРЕДИ ЛЮДЕЙ

            Вернемся снова к массам. Они представляются этаким социологическим черным ящиком, в котором все цели и задачи, все устремления инвертированы; это своего рода источник отрицательного статического электричества. Именно в массах следует искать корни социального неприятия и политического равнодушия, так хорошо нам известных. Ибо, как говорил Зиммель, “нет ничего проще отрицания… и широкие массы, будучи не в состоянии поставить перед собой общую цель, находят себя в отрицании”.

            Бесполезно спрашивать, какое у них мнение или какова их положительная воля, их просто нет. Они живут во мраке отрицания и находят свое определение в негативности. Они наделены неопределенной потенцией, сильны лишь своим неприятием и отрицанием, прежде всего отрицанием всех форм культуры и организации, недоступных их пониманию. Они испытывают глубокое отвращение к политическому режиму (что не исключает и конформистских взглядов), к политическим амбициям и трансцендентности власти. Если политическому выбору и политическим суждениям свойственна страстность, то глубинное отвращение к политике порождает насилие. Именно в этом заключается источник ненависти, находящий свое проявление не только в преступности и расизме, но и в самом обычном равнодушии. Ибо сказанное относится не только к массе, но и к каждому индивиду в той мере, в какой он, сидя в своей улитке, замыкаясь на себя и десоциализируясь, сам по себе составляет массу.

            Если традиционное насилие порождалось угнетением и конфликтностью, то ненависть порождается атмосферой тесного общения и консенсуса. Наша эклектическая культура — это культура промискуитета противоположностей, сосуществования всевозможных различий в культурном тигле. Но не будем обманывать себя: именно такая культурная множественность, терпимость и синэргия провоцируют глобальную противореакцию, утробное неприятие. Синэргия вызывает аллергию. Чрезмерная опека влечет за собой ослабление защитных сил и иммунитета; антитела, оказавшись без работы, обращаются против самого организма. Такова же и природа ненависти: как и многие современные болезни, она проистекает из самоагрессии и автоиммунной патологии. Мы уже с трудом переносим атмосферу искусственного иммунитета, царящую в метрополиях. Мы уподобились некоему виду животных, лишенных естественных врагов, в результате чего они обречены на быстрое вымирание или самоуничтожение. Чтобы как-то защитить себя от отсутствия Другого, врага, неблагоприятных обстоятельств, мы прибегаем к ненависти, которая способствует возникновению своего рода искусственных, беспредметных невзгод. Таким образом, ненависть — это своеобразная фатальная стратегия, направленная против умиротворенного существования. Ненависть при всей своей двузначности представляет собой отчаянный протест против безразличия нашего мира, и в этом своем качестве она, несомненно, является гораздо более прочным видом связи, чем консенсус или тесное общение.

            Различие между ненавистью и насилием совершенно четкое. Историческое насилие или насилие, вызванное страстным влечением, имеет свой предмет, своего врага, свою цель; у ненависти же ничего этого нет, она совсем иное явление. Совершающийся ныне переход от насилия к ненависти представляет собой переход от предметной страсти к беспредметной. Если мы хотим охарактеризовать основные формы коллективной страсти, коллективного насилия (хотя такая характеристика всегда будет произвольной), то следует выделить следующие их формы в соответствии с их появлением в истории культуры: священный, жертвенный гнев — историческое насилие — ненависть как чистая и недифференцированная, виртуальная форма насилия. Последняя представляет собой как бы насилие третьего типа, сосуществующее ныне с насилием второй степени — терроризмом (который более насильствен, чем насилие, ибо у нас нет определенных целей), а также со всеми вирусными и эпидемическими формами инфекций и цепных реакций. Ненависть более ирреальна, более неуловима в своих проявлениях, чем обычное насилие; это хорошо видно на примере расизма и преступности. Вот почему так трудно с ней бороться как профилактическими, так и репрессивными мерами. Невозможно уничтожить причину ненависти, поскольку никакой эксплицитной мотивации в ней обнаружить не удается. Ее нельзя обездвижить, ибо ею ничто не движет; ее нельзя даже подвергнуть наказанию, ибо в большинстве случаев она ополчается на самое себя; это типичная страсть, которая борется сама с собой.

            Поскольку в нашем обществе нет более места реальному насилию, насилию, направленному на определенный объект, историческому, классовому насилию, то оно порождает виртуальное, реактивное насилие. Ненависть, которую можно принять за архаичный, первичный порыв, парадоксальным образом представляет собой страсть, оторванную от своего предмета и своих целей. (Подобно тому, как теперь принято говорить о “ксероксном” уровне культуры, можно говорить и о “ксероксном” уровне насилия). Вот почему ненависть современна гиперреализму крупных метрополий. Однако она отличается своеобразной холодностью. Порожденная равнодушием, в том числе равнодушием, распространяемым средствами массовой информации, она становится холодной, непостоянной, может перекинуться на любой предмет.

            Всему этому противостоит нынешняя форма насилия. Оно изощреннее по сравнению с насилием агрессии; это насилие разубеждения, умиротворения, нейтрализации, контроля — насилие безболезненного уничтожения. Это терапевтическое, генетическое, коммуникационное насилие — насилие, рожденное консенсусом и вынужденным общежитием, своего рода косметическая хирургия социальности. Это прозрачное и невинное насилие; с помощью разного рода снадобий, профилактических мер, психической регуляции и регуляции, осуществляемой средствами массовой информации, оно стремится выкорчевать корни зла, а тем самым искоренить и всякий радикализм. Это насилие системы, которая подавляет всякое проявление негативности, единичности (включая предельную форму единичности, каковой является смерть). Это насилие общества, в котором нам виртуально отказано в негативности, в конфликтности, в смерти. Это насилие, некоторым образом кладущее конец самому насилию, поэтому на такое насилие уже невозможно ответить тем же, остается отвечать лишь ненавистью.

             Однако наиболее тяжким запретом, самым тяжким лишением, в числе прочих, является запрет на инаковость. Для фундаментальной проблемы Другого нашлось своего рода “окончательное решение” (имеется в виду уничтожение): подключение к сети универсальной коммуникации. В этом Трансполитическом Новом Порядке над нами нависла угроза не столько лишиться самих себя (Verfremdung “очуждение”), сколько лишиться всего другого, всякой инаковости (Entfremdung “отчуждение”). Мы уже не претерпеваем процесс очуждения, не становимся другими (в этом присутствовала по крайней мере какая-то доля инаковости, и, оглядываясь назад, мы воспринимаем очуждение как Золотой век), нас уже не лишают нас самих в пользу Другого, нас лишают Другого в пользу Того же самого; иными словами, нас лишают всякой инаковости, всякой необычности и обрекают на воспроизводство Того же самого в бесконечном процессе отождествления, в универсальной культуре тождественности.

             Отсюда рождается сильнейшее чувство озлобления, ненависти к самому себе. Это не ненависть к Другому, как принято считать, основываясь на стереотипе расизма и его поверхностном истолковании; это ненависть, вызванная досадой по поводу потери инаковости. Хотят, чтобы ненависть в основе своей была ненавистью к Другому, отсюда и иллюзия борьбы с ней путем проповедывания терпимости и уважения к различиям. На самом же деле ненависть (расизм и т. д.) — скорее фанатизм инаковости, чем неприятие Другого. Потерю Другого она пытается компенсировать, прибегая к экзорцизму и создавая искусственного Другого, а в результате им может быть кто угодно. В лоботомированном мире, где возникающие конфликты немедленно локализуются, ненависть пытается возродить инаковость, хотя бы для того, чтобы ее уничтожить. Она пытается избежать фатальной одинаковости, аутистического замыкания в себе, на которое нас обрекает само развитие нашей всемирной культуры. Конечно, это культура озлобления, но за озлобленностью на Другого следует видеть озлобленность на самого себя, на диктатуру самости и Того же самого, озлобленность, которая может перейти в саморазрушение. Понять это — значит избежать определенного числа бессмысленных утверждений.

             Ненависть — чувство анормальное (ее следует отличать от насилия как противоправного акта, которое является составной частью социальности и истории). У ненависти нет истории, она характерна для конца социальности и конца истории. Когда система достигает стадии насыщения, когда она действительно достигает универсальности (а наша система, в силу своей крайней сложности и операционализации, достигла именно этой виртуальной стадии исчерпанности всех своих возможностей), она автоматически превращается в аномальную систему, и ей начинает грозить резкая реверсия. Когда сама система оказывается entfremdet “отчужденной”, лишенной своих врагов, лишенной той антагонистической силы, которая смогла бы ее уравновесить, ей начинает угрожать гравитационный коллапс. Именно в таком положении мы и находимся, и ненависть является симптомом и в то же время агентом этого краха, оператором конца социальности, конца инаковости, конца самой системы. Ибо по всей справедливости конечное решение, принимаемое системой, оборачивается против самой системы.

            Таким образом, ненависть, при всей ее двусмысленности, следует рассматривать как сумеречное чувство, характеризующее конец современного мира, конец инаковости, конфликтности, крах современности, если только не конец истории, ибо парадоксальным образом конец истории никогда не наступал, поскольку проблемы, поставленные историей, никогда не находили окончательного разрешения. Скорее происходит преодоление конца истории, когда ни одна проблема так и не решается. И в нынешней ненависти присутствует также глубокое чувство досады по поводу того, что так и не произошло.

            Мы все ненавидим. Не от нас зависит, сидит ли в нас ненависть или нет. Мы все испытываем двойственное чувство ностальгии по поводу конца мира, иными словами, нам хочется сделать его конечным, придать ему цель, причем любой ценой, даже ценой озлобления и полного неприятия мира как он есть. К ненависти примешивается ощущение настоятельной необходимости ускорить ход вещей, чтобы покончить с системой, освободить дорогу для чего-то иного, для какого-то события, наступающего извне; мы хотим, чтобы пришел Другой. В этом холодном фанатизме содержится милленарная форма вызова и (кто знает?) надежды.

            Тут я вспомнил о коллоквиуме на тему о конце мира, который проходил, если память мне не изменяет, лет десять тому назад, в Нью-Йорке, на 5-ой авеню. Первая моя реакция была такая: что за прекрасная мысль выбрать для коллоквиума Нью-Йорк — идеальный эпицентр конца мира. Вторая реакция: абсурдно обсуждать эту тему здесь, в Нью-Йорке, ведь всемирная метрополия и есть реальное воплощение конца мира. Вот он совершается перед нами, так стоит ли о нем рассуждать? Но в конце концов стало ясно, что поводом для данного собрания интеллектуалов вопреки банальной реальности конца мира, происходящего как раз в месте его проведения, было спасение именно идеи конца мира, спасения утопии конца мира. Этим мы и занимаемся немножко сегодня, здесь, в конце нашего века.

            Авторы Апокалипсиса были методичными людьми, они беспрестанно обменивались посланиями вместо того, чтобы испросить мнение самого Антихриста.

            НАЧАЛО: http://trassa.dreamwaver.org/all-given-all-reverse/

            Жан Бодрийяр


            БОЛЕЗНЬ ЦИВИЛИЗАЦИИ

            Очевидно, что наша цивилизация страдает от болез­ни, которую мы, как нам кажется, не в состоянии понять или излечить. Симптомы этой болезни неоднократно проявлялись на протяжении всей истории человечества и сыграли немаловажную роль в ее становлении; тем не менее этой болезни всегда противостояли красота, спра­ведливость и знания. Конфликты между деструктивны­ми и жизнеутверждающими силами, между болезненно­стью и здоровьем породили своеобразную диалектику, из которой возникли новые социальные системы и иде­ологии. Мы можем сказать, что болезненность вызвала компенсаторную реакцию, которая питает силы циви­лизации, направленные на поддержание и продолжение жизни.

            Утопия всегда занимала почетное место в стремлени­ях и чаяниях людей; в мире рождались дети и появлялись новые поколения, которые неизменно стремились к луч­шей жизни. Теперь, впервые в истории человечества, его будущее поставлено под вопрос: существует опасность раз­растания жизни до такой степени, что она начнет угро­жать сама себе. Знания и технологии могут послужить к воплощению как мечтаний, так и кошмаров человечества. Это всегда было так, но только сейчас, впервые в исто­рии, технология обрела самодостаточность тотального могущества — ее способность к разрушению не знает гра­ниц и пределов, под угрозой находится вся планета и био­сфера. Раньше мы с нетерпением ожидали технологичес­кого прогресса и наслаждались его плодами, теперь же мы с ужасом начинаем отдавать себе отчет в том, что техно­логия  в равной мере служит и патологическому деструк­тивному началу цивилизации.

            Помимо угрозы атомной войны с ее невообразимы­ми последствиями, мы сталкиваемся с «мирным» разру­шением биосферы и истощением сырьевых ресурсов, не­обходимых для человеческого существования, что в со­четании с демографическим взрывом увеличивает опасность в геометрической прогрессии. Мы засоряем окружающую среду промышленными отходами, загряз­няем воздух, моря, реки и озоновый слой, уничтожаем тысячи видов животных и разрушаем многочисленные экосистемы. Даже такие традиционно действующие во благо жизни науки, как, например, медицина, сегодня ведут себя двусмысленно, нарушая естественный баланс между экологией человека и естественным отбором, и тем самым способствуя лавинообразному росту численнос­ти населения. Все увеличивающемуся огромному мно­жеству детей, появившихся на свет благодаря медицин­скому вмешательству, суждено пополнить число милли­онов голодающих.

            Помимо этих проблем человеческого выживания, мы сталкиваемся с ужесточением условий жизни в городах, с растущим политическим насилием, преступностью, пра­вонарушениями и дегуманизацией труда, обусловленной засильем машин, а также с механистической регламента­цией развлечений и снижением качества межличностных отношений на фоне анонимности массового существова­ния.

            Все большее и большее количество людей страдают от напряжения, одиночества и беспокойства, которые при­водят к многочисленным разновидностям стрессов, сдер­живаемых только лишь массовым распространением нар­комании. Мы столкнулись с небывалым распространени­ем невротизма, которое уже можно считать эпидемией.

            Фундаментальный вопрос, с которым мы сегодня стол­кнулись, заключается в том, смогут ли силы жизнеутвер-ждения преодолеть эти болезненные тенденции, угрожа­ющие существованию цивилизации. В состоянии ли мы проанализировать и определить источники этой болезни и побудить социальный организм принять необходимые для лечения меры?

            С тех самых пор как люди развили в себе способность размышлять над страданиями, на которые они обрекают друг друга, они пытались понять причины, заставляю­щие их это делать. Мыслящие индивиды не хотели до­вольствоваться оправданиями из уст своих правителей, как не желали видеть в войне и тирании неизбежные ас­пекты социальной жизни людей, и стремились понять, нельзя ли объяснить постоянные войны между племена­ми и народами, подавление большинства своих сограж­дан, очевидную готовность людей отказаться от своей свободы и подчиниться господству духовных и светских властей каким-то врожденным инстинктом, религиоз­ным или национальным чувством или экономическими законами производства. Точно складывая в единое це­лое фрагменты головоломки — пазлов, они размышляли над готовностью человека отказаться от способности мыслить разумно и вернуться к варварскому состоянию, а также над тем, не существует ли конфликта между от­носительно недавно развитыми лобными долями мозга и древними структурами среднего мозга, — конфликта, ставшего причиной биологической дисфункции особей этого вида. Или над тем, нет ли универсального конф­ликта между Эросом и Танатосом, между любовью и раз­рушением, как об этом заявлял Фрейд. Или над тем, яв­ляется ли классовая война базисным аспектом всякой социальной жизни и основанием самого исторического процесса, как это утверждал Маркс.

            Все эти и многие другие спекулятивные рассуждения о «природе человека», без сомнения, учитывают опреде­ленные аспекты жизни людей, но крайне сомнительно, что они могут дать удовлетворительное объяснение причины социальных конфликтов. Действительно, «решения», предложенные некоторыми из теоретиков этих учений, только усилили конфликты и были использованы в каче­стве оправдания тирании и насилия. Должны ли мы из-за этого отказаться от всякой надежды на выработку фунда­ментальной концепции, объясняющей многие феномены социальной жизни? Должны ли мы бросать все ее поиски только потому, что предыдущие попытки оказались не­удачными? Это, без сомнения, противоречило бы науч­ному духу и инстинкту познания.

            Если и есть что-то общее, объединяющее все челове­ческие культуры, общества и цивилизации, так это то, что все они являются продуктами человеческого сознания. Это может показаться тавтологией, самоочевидным утвержде­нием, ибо культура без сознания невозможна, но люди часто забывают эту истину. Мы склонны объяснять соци­альное поведение внешними обстоятельствами и отно­ситься к себе как к жертвам «объективной реальности». Однако любое исследование социальной реальности лю­дей, внешних условий их существования и ответных ре­акций показывает, что эти условия создают сами люди, и, более того, делают это в значительной мере бессознатель­но, а потом оказываются в зависимости от созданных ими же условий.

             

             Джордж Франкл «Археология ума»

              


            КОНФЛИКТ — ЭТО НОРМАЛЬНО

            Эффективное разрешение конфликта. Можно ли достичь такого уровня личностного развития, когда человек сам, без чьей либо помощи может справиться со своими трудностями и обучиться методам эффективного  разрешения конфликтов? Психолог А. Минделл считает, что да. Он предлагает использовать следующие стадии и методы разрешения конфликта.

            1. Избежание конфликта или его понимание
            Первая стадия разрешения конфликта — это поступить так, как поступает большинство из нас, сталкиваясь с ним, — постараться избежать его. Забудьте о нем. Постарайтесь проигнорировать его и вести себя миролюбиво. Если это не помогает, а обычно так и происходит, следующие идеи дополнительно помогут вашему желанию избежать конфликта. Вы не одиноки в своем желании избежать конфликта. Многие из нас стараются сделать это. Но вера в то, что в конфликте заложена возможность роста и раскрытия своего «я», возможность лучше узнать еще неизведанные свои стороны, позволит преодолеть страх перед конфликтом и вызываемый им дискомфорт, побуждая к личному развитию.

            Конфликт — это нормально. Каждый неоднократно переживает внутренний или внешний конфликты. Направленность на разрешение конфликтов — это нормальное явление и признак вашего стремления к внутреннему равновесию, признак вашего развития и роста.

            Конфликт имеет много уровней. И, соответственно, путей разрешения. Конфликт — это не только выражение ваших собственных трудностей, комплексов или личной психологии. Это сочетание вашей внутренней напряженности, ваших трудностей во взаимоотношениях с людьми, групповых и мировых проблем. Он содержит в себе потенциал для личного развития и взаимоотношения с людьми.

            Конфликт может породить общность. Она же может эффективно разрешить конфликт. Когда мы работаем над конфликтом в группе, для нее может оказаться полезной такая установка, что конфликт необходим для того, чтобы лучше понять себя. Быть может, разрешение конфликта — это способ, с помощью которого социальная группа познает и признает все свои стороны, способ полного ее самовыражения.

            Может, вы найдете в себе мужество вступить в конфликт, когда поймете, что ваша личная роль в этом конфликте — это то же самое, что и проявление вашего духа и стремления к самосовершенствованию. Независимо от того, какова эта роль, выполнить ее сознательно — значит помочь полю познать само себя.

            2. Признаки конфликта
            После первых попыток избежать конфликта, следующей стадией работы по его разрешению является выделение его признаков. Иногда конфликт нелегко заметить, иногда он может быть скрытым. Вот некоторые характерные признаки и симптомы конфликта:

            — словесное несогласие;

            — отсутствие открытого и доверительного общения;

            — сохраняющееся разделение во времени или пространстве;

            — сплетничанье о противнике;

            — негативные образы или фантазии о противнике;

            — подозрительность и недоверчивость по отношению к другому.

            3. Степень злокачественности конфликта
            Некоторые конфликты серьезны, некоторые — не очень. Конфликты, которые угрожают разрушить чей-то дом, жизнь, бизнес, семью и т. п.— это злокачественные конфликты.

            Если вы обнаружили конфликт, стоит ли работать с ним? Зачем связываться с каждым конфликтом? Всегда ли обязательно разрешение конфликтов? Если конфликт носит злокачественный характер, то он должен привлечь все ваше внимание. Решать или нет злокачественный конфликт — дело личное: в этом вопросе добиваться согласия нет необходимости. Вот некоторые соображения по поводу того, что делает конфликт злокачественным и с чем надо работать:

            — данная проблема вызывает раздражение, неприятные ощущения и со временем осложняется;

            — члены вашей группы сплетничают. Эта болтовня носит характер злорадства и привлекает все большее число участников;

            — проблема никак не решается и отравляет атмосферу до такой степени, что люди стараются держаться в стороне друг от друга;

            — вы избегаете проблемы из-заее безнадежности или из-за отсутствия храбрости;

            — все больше и больше людей вовлекается в конфликт.

            4. Сделать сознательный выбор о своем вступлении в конфликт.
            Если вы хотите попытаться решить данный конфликт, то должны к нему подготовиться. Момент вступления в конфликт — это дело вашего личного выбора. Тот, кто вступает в конфликт неподготовленным, может действовать хорошо, но тот, кто принял сознательное решение о своем вступлении в злокачественный конфликт, несомненно, будет действовать более успешно и большего в нем добьется. Далее, если в конфликт вовлекаются другие люди, никуда не принуждайте их к этому. Им тоже нужно время для подготовки.

            Осознание и мужество. Осознание — это лучшая подготовка к последующему разрешению конфликта. Знание может играть более важную роль в преодолении конфликта, чем мужество Мужество позволяет нам чувствовать себя сильным и поэтому побуждает к конфликту, даже если вы его опасаетесь. Повышение знания о своих чувствах отстраняет вас от необходимости победы или поражения и дает вам более общую и устойчивую установку, из которой надо исходить при работе.

            Страх. Проверьте, не боитесь ли вы чего-либо? Может быть, что-то неизвестное внушает вам страх или вы боитесь потерпеть поражение? Страх поляризует ваши чувства, делая вас слабым или сильным. Проверьте свои интересы. Если вы хотите обрести знание, то вам становится безразлично — сила это или слабость.

            Если ваш страх не проходит, определите, чего вы боитесь. Без определения источника вашего страха эффективное разрешение конфликта невозможно. Если вы боитесь своего противника, спросите у себя — не боитесь ли вы при этом своего собственного гнева или своей энергии. Мы часто опасаемся проявления агрессии и ненависти со стороны других людей, так как наша собственная энергия нам недоступна. Некоторые наши страхи проистекают из неизвестных нам проявлений собственной энергии.

            На семинарах по разрешению конфликтов, которые мы проводили для тех, кто учился подготовке к конфликтам, полезным было следующее упражнение. Представьте себе конфликт, в котором вы хотите разобраться. Подумайте о нем и задайте себе следующие вопросы:

            — По какой причине вы не вступаете в конфликт? Если вы боитесь чего-то или кого-то, попробуйте мысленно стать тем, кого вы боитесь.

            — Не связан ли ваш страх с утратой информации во время споров? О каком своем настроении вам надо знать больше всего? Как вспомнить это настроение в моменты разрешения конфликтов и воспользоваться им?

            Если вы чувствуете себя покровителем своего противника, независимо от причины — будьте им. Не беспокойтесь при этом насчет своих мотиваций. Вы можете обнаружить, что поддерживаете своего противника, так как боитесь лишиться его дружбы. Поддержите его соответствующим образом.

            Возможно вы занимаете нейтральную позицию. Вы чувствуете апатию, холодность, безразличие? Возможность разрешения конфликта нисколько вас не волнует? Может, вы слишком отстранены от конфликта. Выступите и заявите о своем нейтралитете.

            Возможно, ваше знание подсказывает вам, что вы слишком захвачены своей позицией. Если это так, то вы должны и поступать соответственно.

            5. Обращение к партнеру конфликта
            Если вы заметили злокачественный конфликт и подготовлены к вступлению в него, то можете обнаружить, что теперь готовы обратиться к решению проблемы. Проверьте свою готовность к разрешению конфликта.

            Организация конфликта. Если вы готовы к вступлению в конфликт, организуйте его. Не кидайтесь в него сломя голову, а постарайтесь организовать церемонию, ритуал конфликта. Помните установку боевых искусств на тщательность подготовки к конфликту и его осознание. Установите место и время для разрешения конфликта, удобное для обеих сторон. Если вы начинаете конфликт немедленно, не советуясь со своим оппонентом, то вы оба в конечном итоге будете препираться о методах его разрешения и никогда не добьетесь результата. Если ваш противник не придет, вы можете поработать над проблемой самостоятельно. Помните о том, что все конфликты — это социальные феномены и только конкретная ситуация может подсказать, когда работать с напряженностью самостоятельно, вместе с противником или в групповом процессе. В любом случае будем считать, что ваш партнер готов сесть с вами за стол переговоров.

            Возможно, вы захотите записать следующие шаги в разрешении конфликтов и воспользоваться ими при необходимости Вы можете даже поделиться этим с вашим соперником, так как в такой работе не должно быть секретов, целью в конфликте является не победа, а знание.

            Постановка проблемы. Когда вы ставите проблему, определите свои интересы в попытках разрешить конфликт Вы можете даже отметить, что надеетесь на перемирие или что этому мешают коалиции и группировки, поддерживающие каждую из сторон Это подходящий момент поговорить о ваших целях и интересах в конфликте.

            Спросите вашего противника о том, хочет ли он рассматривать данную проблему. Не только предлагайте конфликтную проблему, но и спрашивайте, согласен ли он работать над ней. В случае отказа вашего противника от обсуждения предлагаемой проблемы попросите его высказать свои соображения о путях разрешения конфликта. Если его предложение неприемлемо для вас, спросите, не желает ли он обратиться за помощью к консультанту или к посторонней помощи. Если он против всех ваших предложений, работайте над конфликтом самостоятельно и постарайтесь решить его таким образом. И в этом случае не все следует решать напрямую; некоторые проблемы обусловлены внутренними проявлениями. 

            6. Осознание конфликта
            Предположим, что вы и ваш партнер по конфликту готовы приступить к вашему способу разрешения конфликта. Следующим шагом будет осознание вами того, в какой из стадий конфликта вы находитесь — нейтральны, на стороне вашего противника или отстаиваете собственную позицию?

            Эти вопросы касаются только вас самих, а не вашего противника. Только от вас требуется осознание этого; не требуйте того, чтобы ваш противник изменился или достиг бы такой же сознательности. Требование от вашего противника того, чтобы он изменился или что-нибудь сделал, может быть нереалистичным или проявлением вашего высокомерия по отношению к нему.

            7. Стойте на своем
            Многие пропускают эту стадию конфликта и сразу принимают чью-нибудь сторону или выражают свой нейтралитет. Однако, рано или поздно, независимо от того, что происходит, вы почувствуете необходимость отстоять свою позицию.

            Осознать свои ощущения. Многим из нас следует научиться распознавать свои чувства. Констатируйте свои ощущения немедленно. Будьте точными в оценке своих эмоциональных переживаний. Если вы расстроены — расстраивайтесь. Не пытайтесь справиться с этим чувством. Покажите его, проявите и затем дайте ему уйти, когда это происходит. Будьте земными, насколько это возможно в выражении своих потребностей, боли, страха, гнева, обиды или ревности.

            Если ваш партнер опасается эмоций, постарайтесь выразить их другими способами. Это значит, что вместо того, чтобы двигаться и кричать, когда вы сердитесь, выразите свой гнев или обиду образно. Постарайтесь сообщить своему противнику о своем состоянии с помощью образов.

            Работайте над измененными состояниями своего сознания. Может быть, вы избегаете отстаивать свою позицию из-за того, что опасаетесь собственной ненависти, обиды, разочарования или любви. Эти методы не будут работать до тех пор, пока вы не разберетесь в тех своих чувствах, которые стараетесь подавить.

            Выберите момент и разберитесь в том, какие чувства вас одолевают в конфликте — страх, гнев, обида, печаль и т. д. Постараетесь ощутить эти эмоции и определить их для себя. Определите их и вашу нетерпимость по отношению к ним. Постарайтесь ценить эти состояния.

            Важно установить, что вы имеете против проявления таких эмоций. Какие эмоции вы можете выразить? Какие не хотите обнаруживать? Если вам не нравятся какие-то ваши чувства, важно признаться в этом. Если вы пытаетесь не дать выхода некоторым из ваших эмоций или если вы пытаетесь преодолеть ваше недовольство ими, ваш партнер заметит это и будет нападать на вас за вашу ложь и неискренность. Отстаивать свою позицию можно разными путями. Один путь — это сообщить о своих переживаниях. Если ваши эмоции неясны, вы должны работать над собой в присутствии своего оппонента. Спросите себя вслух, что вы заметили, какие чувства, образы, переживания возникают. Затем следуйте этим переживаниям и отмечайте их, когда они возникают.

            8. Отход на нейтральную позицию
            Отметьте возникающее чувство дискомфорта при разрешении конфликта. После того как вы заняли свою позицию и выразили свои чувства полно и искренне, вы можете почувствовать себя в этой позиции неуютно из-за того, что чувствуете свою вину перед партнером, или из-за того, что чувствуете ограниченность своей позиции или возможно заметили, что больше не находитесь в согласии с самим собой. 

            Некоторые люди чувствуют себя неловко, пережив только что сильные эмоции. Культурные нормы подавляют чувство, особенно в конфликте, и заставляют нас чувствовать себя виноватыми за бурно выраженные чувства. Если вы чувствуете свою вину за развитие конфликта, не принуждайте себя идти дальше. Отступите. 

            Отметьте собственные сигналы отступления и следуйте им. Дайте себе возможность измениться. Как только вы заняли свою позицию, у вас появляется возможность для отступления. Его признаками могут быть, например, затихающий голос, уклонение от конфликта, оглядывание или просто потеря интереса. Если вы чувствуете себя физически уклоняющимся от конфликта, то делайте это осознанно. Не продолжайте вести себя сердито или обижено, если не чувствуете себя таковыми. Как только вы заняли свою позицию, наблюдайте за своим стремлением быть привязанным к своему гневу и обиде. Если что так, то идите дальше и стойте на своем, оставляя себе возможность для отступления на нейтральную позицию.

            Когда люди застревают на своих точках зрения, это происходит обычно из-за того, что или они не до конца выразили их, или потому, что оказались прикованными к ним и отождествились с ними, потеряв информацию о возникающих сигналах к отступлению.

            9. Врожденный нейтралитет
            Некоторые люди обнаруживают себя в позиции нейтралитета. Для этого имеется немало причин. Бывают люди, нейтральные по своей природе. Часто вы чувствуете себя безразличным к происходящему, так как ваши эмоции по этому поводу уже перегорели. Когда вы это почувствуете, остановитесь и признайтесь в этом; иначе ваш партнер заметит это и обвинит вас в равнодушии.

            Нейтралитет — это все же позиция в поле взаимоотношений. Если вы стали нейтральным, оставьте свою позицию. В буквальном смысле оставьте, чтобы не быть связанным с прежним местом или чувствами. Посмотрите на себя и своего противника с нейтральной точки зрения. Помните ту женщину из приводимого примера? После того как она встала на место своего мужа и посмотрела на себя со стороны, она поняла, что надо делать дальше Так что выйдите из своей роли, внимательно взгляните на себя и своего партнера со стороны и сообщите о том, как вы оба выглядите при этом.

            Затем постарайтесь взглянуть на себя, находящегося в прежней роли. Опишите себя вашему партнеру по конфликту. Расскажите ему, каким вы теперь видите себя, что вы видите со стороны. Каким вы видите окончательное разрешение конфликта? Может быть, вы больше узнаете о себе, о том, как вы стремитесь к собственному росту, о том, что вы пытаетесь предпринимать во взаимоотношениях. Сообщите обо всем этом вашему партнеру. Постарайтесь дать ему полную картину того, где вы теперь находитесь, если взглянуть как бы с вершины горы

            Рискните таким же образом посмотреть на своего противника в текущем конфликте. Может, у вас найдется для него совет. Вы полагаете, что он может что-то предпринять для того, чтобы лучшим образом достичь своей цели? Не хотите ли вы как-нибудь помочь ему? Если вы чувствуете, что ему нужна помощь, то самое время оставить свою нейтральную беспристрастность и вернуться в конфликт. Настало, однако, время встать на его сторону.

            10. Занять позицию своего партнера
            Этот прием будет работать как метод разрешения конфликта в том случае, если вы при этом будете искренни. Многие из нас принимали сторону другого, когда не чувствовали, что делают это искренне. Мы можем слишком быстро подчиниться и приспособиться к другому или же стать великодушным покровителем. Если вы несовместимым образом становитесь на сторону своего партнера, то рано или поздно обнаружите, что или остаетесь на своей позиции, или почувствуете себя нейтральным.

            Сочувствие. Возможно, в процессе разрешения конфликта, вы почувствуете сострадание к вашему оппоненту. Если это происходит не из чувства долга, а совершенно искренне, оставьте свою позицию и спросите, не могли бы вы чем-нибудь ему помочь. Пусть ваше сочувствие поможет ему лучше выразить свою позицию.

            Читайте его сигналы. Стать на сторону другого значит больше, чем просто действовать с сочувствием. Наблюдайте за своим оппонентом. Посмотрите, как он стоит, как смотрит на вас. и постарайтесь представить, какие чувства он при этом испытывает. Помогите ему их выразить.

            Не пытайтесь при случае передразнивать своего оппонента. Не провоцируйте его, а используйте свое осознание и сострадание для того, чтобы понять и почувствовать, кто он в данный момент. Без такого понимания разрешение конфликта невозможно. Если вы почувствуете, что провоцируете или передразниваете его, делайте это непосредственно.

            Проверяйте обратную связь. Мерой того, насколько правильно вы поступаете, является обратная связь с вашим оппонентом. Вы правильно прочитали его сигналы, если ваш противник откинулся на спинку стула и расслабился или если он тронут тем, что вы делаете, и благодарен вам за это.

            Однако, неправильное прочтение сигналов противника тоже можно обратить на пользу. Если вы ошиблись в своем представлении о том, что чувствует или думает ваш противник во время конфликта, то вам надо попросить его поправить вас.

            Имеются достаточные психологические доводы в пользу принятия стороны своего партнера. Мы конфликтуем с другими людьми потому, что бессознательно расстроены отдельными частями своего «я», выступающими в роли нашего противника. В конце концов конфликта бы не было, если бы не было в нас самих того, что согласно с нашим противником.

            11. Пересмотр позиции при разрешении конфликтов
            После того как вы использовали свое знание, чтобы отстоять свою позицию, встать на сторону противника или занять нейтральную позицию, конфликт приостанавливается или возобновляется и переходит на новый уровень. Возможно, вы или ваш противник извинитесь за нанесенную обиду. Появляются новые проблемы, новые реакции или новые чувства. На этой стадии конфликта работа продолжается как и раньше. Применяйте свое знание, прислушиваясь к себе, проверяя свои чувства и то, чью сторону вы занимаете в конфликте Если вы не уверены в своих чувствах или вам кажется, что вы ведете себя бессознательно и неконгруэнтно, отступите на нейтральную позицию. Хорошенько посмотрите на себя со стороны и подскажите себе с этой позиции, как поступить.

            Недостаточно выраженные чувства. Конфликт может быть не завершенным оттого, что вы неполно выражаете свои чувства, отстаивая свою позицию. Это может также быть и в том случае, если вы не до конца понимаете позицию вашего партнера.

            12. Выход из поля конфликта
            Отступление. Если вы правильно определили, на чьей вы стороне, выразили эту позицию и следовали всем изменениям, то вы и ваш партнер можете обнаружить, что автоматически отступаете. Надо не пропустить этот тонкий момент. Используйте свое знание, чтобы увидеть легкий момент расслабления, тень улыбки, тихий вздох облегчения. Если так, то покиньте поле.

            Это исключительно важный момент при разрешении конфликта. Легко упустить из виду сигналы его ослабления, так как большинство людей так долго избегают конфликта, что, когда наконец ввязываются в него, они становятся привязанными к этому состоянию и сопротивляются выходу из него. Отметьте признаки своего отступления, а затем простите себя и своего противника.

            Обучение. Возможно вы обнаружите, что вы и ваш противник взволнованы чем-то новым, чему вы научились. Если так, то почему бы не постараться сформулировать то. чему вы научились о себе или о вашем партнере? Годится ли эта ситуация для того, чтобы вы поделились своим знанием о себе с другим?

            Ваш противник хочет получить шанс встать на ваше место. Возможно ваш противник захочет узнать о вас больше До этого момента мы предполагали, что только вы заинтересованы в разрешении конфликта, так как требование того, чтобы оба партнера надеялись на сотрудничество, можно было бы заменить возможностью ограничиться работой на ранней стадии. Хотя может быть очень хорошо, когда ваш противник захочет больше узнать о вас и о данном конфликте. Это может стать моментом настоящего обмена знанием.

            Станьте учителем. Иногда ваш партнер захочет даже научиться у вас разрешению конфликта. Значит для вас наступил момент перестать быть простым участником конфликта и разделить свое знание о путях разрешения конфликта с противником.

            13. Групповая работа во время разрешения конфликта
            Простейшая ситуация — это когда стороны конфликта расходятся и все налаживается. Обычная ситуация — когда друзья или соседи продолжают обсуждать конфликт даже после того, как обе стороны закончили свою работу. Это означает, что еще присутствуют проявления, отличные от тех, над которыми в основном работали конфликтующие стороны. Конфликт становится социальной проблемой и  требует для своего разрешения обращения к групповой работе. Наступает момент установления ролей и требование от членов группы их исполнения до тех пор, пока конфликт не будет разрешен на общественном уровне.

            14. Индивидуальная работа
            Если работа в большой группе по разрешению конфликта не достигает успеха, тогда проблема должна быть решена на индивидуальном уровне Каждый, имеющий к этому отношение, должен рассматривать конфликтующие стороны как две внутренние части своего «я», которые требуют индивидуального решения.

            Заключение
            1. Работайте с конфликтами в момент их возникновения Не ждите, пока они станут излишне поляризованными.

            2. Если вы избегаете конфликта потому, что считаете себя бессильным или опасаетесь его, избавьтесь от этого, упражняясь в работе с конфликтами.

            3. Используйте свое знание для того, чтобы определить, в какой позиции вы находитесь: на своей стороне, на стороне противника или в нейтральной позиции.

            4. Если вы увязли в своей собственной позиции, то не сможете до конца выразить истинные ваши чувства или будете обижены другим человеком и не сможете выразить собственные обиду и гнев.

            5. Если вы чувствуете себя нейтральным, не используйте эту позицию лишь для того, чтобы избежать конфликта или действовать покровительственно и отстранение. Используйте ваш нейтралитет для того, чтобы помочь себе и своему противнику наблюдать за конфликтом со стороны и давать полезные рекомендации.

            6. То, в чем обвиняет вас ваш противник, даже в малой степени, — это ваши собственные двойные сигналы, чувства и эмоции, которые вы имеете или имели. Не забывайте о том, что ваш оппонент — это также та часть вас самих, которая вас почему-то тревожит.

            7. Ни одна из сторон не победит в конфликте, пока обе не поймут и не прольют свет на характер и природу другой из сторон. Просвещение — общая задача: пока не будут просвещены все, не будет просвещен никто.

            Упражнения по разрешению конфликта
            1. Попросите своего родственника или друга помочь вам выполнить это упражнение.

            2. Опишите конкретный конфликт, который у вас есть с конкретным противником.

            3. Пусть ваш друг играет роль этого противника. 

            4. Активно отстаивайте свою позицию.

            5. Отметьте, когда вы испытываете неудобство от своей позиции, и (или) станьте нейтральными или примите сторону своего оппонента.

            6. Вернитесь в свою прежнюю роль и отметьте происшедшие перемены или продолжайте до тех пор, пока конфликт не исчезнет или пока обе стороны не почувствуют, что они победили.

            7. Примените новые методы и шаги в своей работе и обязательно напишите нам об этом.

            А. Минделл


            ПСИХОТЕРАПИЯ И ЕЕ ПОДРУГА — ДЕПРЕССИЯ

            Развитые страны захлестнула эпидемия: по данным ВОЗ, первое место в мире среди причин неявки на работу заняла депрессия …

            ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЛИРИЧЕСКАЯ

            У меня депрессия началась вроде бы с малого. Сначала я заметила, что начинаю плакать, лишь увидев заглавные титры передачи «Жди меня». Потом в метро меня периодически захлестывало желание развернуться и дать в морду очередному дядьке, дышащему мне в затылок. Потом на вопрос «Как дела?» — я начала подробно перечислять свои беды. И, наконец, стала задумываться, выдержит ли кухонная люстра мой вес.

            Сначала я, как и положено, замучила нытьем всех своих подруг. До такой степени, что они, услышав мой голос по телефону, начинали что-то нервно щебетать про суп, который «вот-вот выкипит». Затем я попыталась глотать желтенькие таблеточки валерьянки, от которых ничего не менялось. Только пить хотелось. Потом я записалась на прием к терапевту. Он выслушивал меня, подперев рукой щеку. И я поняла еще пять минут рассказов, и врач заснет от тревоги за мою жизнь.

            А мне между тем было плохо. И не просто плохо Я бы даже сказала — хреново. Я стала похожа на собственную фотографию в паспорте. Я прекратила спать и есть. И смеяться, когда шутил мой начальник! А это, скажу я вам, уже было серьезным симптомом. Но я не знала, кому об этом рассказать Будь я католичкой, я бы исповедовалась. Будь политиком — отправилась бы к избирателям изводить их своими тяжкими думами Но кому в наши дни нормальная женщина — не католичка и не политик — рассказывает о проблемах? Неужели надо пойти на дневное ток-шоу и излить душу перед зрителями, чтобы какой-нибудь Maлахов, возложив тебе руку на плечо, без паузы объявил «А после рекламы у нас в гостях женщины, которые совратили ухажеров своих дочерей»". Нет, я, конечно, пыталась переждать «черную полосу». Пыталась, как и все женщины в депрессии, пройти через все эти маленькие, столь хорошо знакомые обряды новая стрижка, новое платье, новая жизнь. Но не проходило Не отпускало Не рассасывалось.

            И тогда я поняла — пришла пора идти к профессионалу. К психотерапевту. Я приняла это решение самостоятельно и никому из знакомых об этом не сказала. Потому что понимала — фразы: «Кстати, сегодня я иду к психотерапевту» — среднему россиянину вполне достаточно для того, чтобы скорчиться и умереть от смеха. Ну не принято это у нас! У нас принято спиваться, сходить с ума, выбрасываться из окон. Но идти к врачу, чтобы разобраться со своими психологическими проблемами, — это слишком. И впрямь буржуйство какое-то — платить деньги за такую ахинею, как «мама лишала вас десерта, поэтому вы выросли в атмосфере эмоциональной холодности и теперь не умеете строить партнерские отношения с мужчинами, но вам придется распутывать эти узелки, поскольку это ваша задача…».

            Короче, я пошла распутывать. Распутывать то, что там не сложилось у моей мамы или — берите глубже! — у бабушки с дедушкой под одеялом. От чего страдаю я, их внучка, выращенная по их исконно русской системе воспитания, которая, как оказывается, не самая правильная на Земле.

            Доктора я выбирала в интернете. Вводила в поисковую систему слово «психотерапевт» и отбирала московские адреса. Сначала звонила в солидные клиники. Интересовалась ценой. «По чем здоровье?» — спрашивала. Мне отвечали, и я от испуга бросала трубку. Нет, я, конечно, знала, что это дорого, но почему так дорого, не знала.

            В конце концов я выбрала вроде бы подходящую кандидатуру. Кандидат наук, вполне вменяемый дядька, написавший вполне вменяемые статьи на своем сайте. Да и цена была вполне приемлемой. Не самой дешевой, но все же.

            Прием мне был назначен с 13.00 до 14.00. «Во сколько бы вы ни пришли — платить придется за весь час», — объяснила секретарша, отбив у меня всякую охоту опаздывать.

            Доктор был в белом — зачем? — халате. В кабинете у него висел православный календарь, флаг Ирака, а в углу стояла статуя Будды. Видимо, хозяин надеялся угодить всем пациентам сразу. На столе у него стояла старая металлическая коробочка, из тех, в которых раньше кипятили шприцы.

            — А коробочку для шприцев вы зачем на видном месте держите? Для устрашения посетителей?
            — Я в ней иголки кипячу.

            Оказалось, что доктор лечит депрессию иглоукалыванием и рефлексотерапией. Что такое рефлексотерапия, я уточнять не стала. Но от иголок решительно отказалась.

            — Вы вообще можете отказаться от всех моих услуг, — сказал доктор.

            Будь у меня состояние похуже, я бы расплакалась от обиды. Я заплатила девятьсот рублей не за то, чтобы мне хамили. Но депрессия моя, видимо, была не такой уж запущенной. Поэтому я доктора только пожалела. Может, у него самого не сложилась личная жизнь? (И неудивительно при таком дезодоранте.)

            — Вот что, — сказала я. — Иголки свои уберите. Я хочу получить только медикаментозное лечение.
            — И все? — спокойно спросил доктор.
            — Нет, не все. Также мне бы хотелось, чтобы все вокруг были со мной милы и человеколюбивы.

            Доктор великолепно не обратил внимания на мои колкости:

            — Итак, расскажите, в чем дело. С чего все началось.

            Ну рассказала я ему, чего уж там. Рассказала про то, что душа болит дико, дышать нечем и проблем море.

            — Самая большая женская проблема — это мужчины, — сказал доктор, и в этот момент я поняла, что продолжу свое лечение у него. Он не зря прошел большой путь от сперматозоида до кандидата психологических наук.

            — Я вас беру, — сказала я.
            — Я счастлив.

            ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПРАКТИЧЕСКАЯ

            Советов «как выбрать себе психотерапевта или психолога» в прессе и интернете полно — едва ли не больше, чем самих психотерапевтов. Но, прежде чем бежать записываться на прием только из-за того, что вам понравилась фамилия врача, следует определить, нужен ли психотерапевт именно вам.

            Моих контактов с психотерапевтами хватило как минимум на то, чтобы понять: современная психотерапия подразделяется на утешительную, авторитарную и консультативную. Это не значит, что одно направление хорошее, другое плохое: все три имеют право на существование хотя бы потому, что, по-моему, удовлетворяют установкам и ожиданиям трех разных групп клиентов. Ваша задача — выбрать.

            «БЕДНЯЖЕЧКА МОЯ!»

            В основе утешительной психотерапии лежит старая латинская поговорка: «Врач излечит нескольких, поможет немногим, но утешить обязан всех». Утешительный психотерапевт с большим вниманием отнесется к вашему рассказу, будет кивать головой, всплескивать руками: «Да вы что!» — позволит выплакаться на своей груди и самолично утрет вам нос подолом халата. В заключение сеанса похлопает вас по плечу: «Ну что же вы так переживаете, все будет хорошо. Продолжим завтра». Затем он аккуратно сложит купюры в свой бумажник и пойдет менять халат.

            Честно говоря, такой метод применяют в той или иной мере все психотерапевты — особенно, когда клиент обращается за помощью в не самом адекватном состоянии. Тогда, прежде чем вести диалог, врач дает ему возможность выплакаться («Ну где же еще плакать, Наташенька, как не здесь?»), почувствовать себя под защитой. Но при работе с утешительным психотерапевтом, как правило, этим все и ограничивается.

            Но именно такая психотерапия полезна для тех, кому, кроме утешения и дозы внимания, больше ничего и не надо: людям, переживающим тяжелый стресс (особенно после катастроф или стихийных бедствий), людям, раздавленным собственными проблемами и незаметно для окружающих находящихся в нескольких шагах от суицида.

            «Молчите, пациент, я лучше знаю!»

            Авторитарная психотерапия — это терапия готовых рецептов: «Садитесь, больной, и слушайте. А потом идите и делайте, что я сказал». Ничего страшного в этом нет — доктор обычно лучше видит проблему и ее решение. Но если это решение вам не нравится — это уже как бы ваши трудности. Гуру Иван Иванович сказал свое веское слово…

            Авторитарная психотерапия весьма популярна у тинейджеров. Оно и понятно. Молодым людям весьма часто нужен вожак, вождь или учитель. И они ему, кстати, весьма охотно подчиняются.

            Потребителями авторитарной психотерапии также могут быть и «взрослые тинейджеры» — люди, сохранившие по жизни инфантильное мышление. Они требуют от психотерапевта однозначных ответов на свои вопросы. Вопросы обычно связаны с тем, как заставить других людей измениться. Типа: «Что мне делать с женой-дурой?» Психотерапевт тут же дает несколько советов. Многим из клиентов такой подавляющий стиль работы нравится, они видят в своем консультанте защитника: «Ну вы прям как отец родной!»

            Вообще основными клиентами авторитарных консультантов являются люди с так называемой интеллектуальной леностью. Собственной точки зрения у них нет, они не готовы к самостоятельным решениям, и уж тем более не готовы нести ответственность за эти решения. Эту функцию за них как раз и выполняет доктор. Это удобно, ведь послушаться всегда проще, чем подумать самому. Заодно есть на кого свалить вину в случае, если совет не сработает.

            «Давайте подумаем вместе…»

            Консультативная психотерапия для тех, у кого, как сказал Грибоедов, «горе от ума». Как раз мой случай. Такой подход в психотерапии еще называется «лоцманским». Лоцманская психотерапия не отвечает сразу на вопрос «что делать?», а задается поначалу другим: «Зачем это делать и к чему это приведет?» Иными словами, эта психотерапия дает клиенту не рыбу, а удочку, а клиент ловит на нее рыбу, которая ему больше нравится.

            Это ювелирная работа. Специалистов, работающих в таком стиле, не так уж и много. Ведь нужно не просто утешить, не просто дать совет (совет — это уже ответственность!), а рассказать о действии тех или иных законов психологии, предложить различные возможные варианты действий. И только после этого клиент волен сам выбирать, что ему больше подходит.

            К сожалению, спрос на консультативную психотерапию пока не слишком высок. Но есть не одна группа людей, которым именно такой стиль работы подойдет больше всего. Это:

            а) люди с активной жизненной позицией и стремлением к личностному росту, особенно те, кто в силу своего неслабого интеллекта, сильного характера и высоких требований к жизни и к себе взвалил на плечи непомерную ношу;

            б) те, кто хочет понимать механизм действия законов психологии, стремится детально проанализировать все возможные выходы из сложной ситуации, хочет искоренить не внешние проявления проблемы, а ее причину;

            в) те, кто сам стремится в жизни быть лидером и желает самолично контролировать ситуацию, не боится ответственности, готов сам руководить своей судьбой и хочет знать, на какие именно грабли он в очередной раз наступил.

            Часть третья. Хеппи-эндовская

            Мой доктор оказался из третьих. Он задвинул свои иголочки в нижний ящик стола. Он признался, что Будду и флаг ему подарили, а календарь он сам повесил — «ибо православный». Он вместе со мной анализировал причину моих проблем. Он выявил у меня — вот новость-то! — депрессию. Он выписал мне таблетки. Он сказал, что депрессия, как и грипп, излечима. И ее последствия не так губительны, как, скажем, лобовое столкновение с нефтяным танкером. А значит, у меня есть надежда.

            В общем, сейчас все более или менее нормально. Я принимаю свое лекарство, хожу на консультации, потихоньку прихожу в себя и на вопрос: «Как дела?» — отвечаю: «Нормально». На самом деле все еще не совсем нормально, но я всегда употребляю это слово, когда хочу уклониться от неприятных расспросов. Другие отвечают, что нет проблем. Но, во-первых, это длиннее. А во-вторых, глупо изъясняться в наших палестинах, как американец. Уж лучше лечиться со вкусом и у приятного доктора.

            Наталья РАДУЛОВА

            С точки зрения врача

            Есть в организации нашего родного здравоохранения некий парадокс. Он в том, что неврозы и депрессии наступают на граждан по всему фронту, да и специалистов вроде бы море: и психиатры, и психотерапевты, и психоаналитики с психологами. А вот напала на тебя хандра, и найти нужного доктора может оказаться весьма непросто.

            Но если знать историю, ситуация не такая уж загадочная. С тридцатых годов прошлого века в СССР запретили психоанализ и сексологию. Считалось, что неврозов, депрессий и сексуальных проблем у советского человека быть не может. И хотя не были формально запрещены малая психиатрия, психотерапия и психология, многие представители этих специальностей были репрессированы, а профессиональные сообщества пребывали в глубоком шоке.

            Структура советской системы оказания психиатрической помощи всегда была рассчитана на «настоящих» сумасшедших, но никак не на граждан, которые банально сорвали нервы на работе или дома, заработали себе невроз. Какой еще невроз, какая хандра? Мы коммунизм строим, все должны быть мобилизованы и застегнуты на все пуговицы!

            Психиатры и психотерапевты принимали только на территории психбольниц и диспансеров. Идти в «психушку» своими ногами в Союзе было не принято. Невротики и больные депрессиями по большей части оставались без профильной помощи. Они годами скитались по самым разным врачам. Неспециалисты ставили невероятные диагнозы, подсаживали пациентов на снотворные, а иногда и отправляли на операционный стол — ведь скрытая депрессия вполне может замаскироваться под язву желудка.

            Начиная примерно с хрущевской «оттепели» советские психиатры и другие специалисты полуподпольно возобновили исследования по неврозам, депрессиям и сексуальным расстройствам. С конца семидесятых то там, то здесь появлялись кабинеты психотерапевтов, центры психотерапии и клиники неврозов. Но это были плоды титанических усилий отдельных энтузиастов. Доступная разветвленная сеть профильной помощи так и не сложилась.

            В 1996 году вышел указ Бориса Ельцина, официально реабилитирующий психоанализ в России. Вскоре психиатры и психотерапевты были внесены в штатное расписание поликлиник Правда, время было упущено — с конца восьмидесятых начал активно формироваться рынок платных услуг психотерапевтов и психоаналитиков. Желающих уйти с этого рынка в поликлинику на зарплату бюджетника почти не оказалось.

            Так что нынешний рынок профильной помощи для страдающих депрессиями и неврозами — это именно рынок, где доминируют платные — дорогие и очень дорогие услуги. Как на всяком стихийно сложившемся рынке, здесь есть все — от профессионалов экстра-класса до любителей и самоучек, не имеющих профильного образования. Прежде чем лезть в кошелек можно конечно попросить доктора показать вам диплом или сертификат, но лечит-то природа, а не доктор… Вручу же должно не мешать! И помогать, по возможности …

            Борис ГОРДОН

            P.S. Сколько врачей столько и диагнозов, сколько профессоров — столько и мнений… И еще, нет психологов хороших и нет психологов плохих. Есть те, кто подходит лично вам. А как это определить — вопрос в высшей мере не только интересный, но и актуальный и занимает умы лучших представителей человечества на протяжении не одного столетия. Мы же со своей стороны попробуем ответить на него в следующих публикациях.

             


          • Архивы

          •  ЛАБОРАТОРИЯ ПРОВЕРКИ АКСИОМ - ЧУВСТВА И ОТНОШЕНИЯ