ОН И ОНА — ТВОРЧЕСТВО, СОСУЩЕСТВОВАНИЕ ИЛИ ВОЙНА?

СОБСТВЕННОСТЬ, ПРАВО И РАЗВИТИЕ

Основное отличие между племенной и личной собственностью: племенная от племени неотчуждаема; ее нельзя ни продать, ни купить. И вот племенная собственность (обычно это основные фонды) наследуется по материнской линии, а личную можно передать кому угодно.

***

Если племя кого-то усыновило или с кем-то побраталось, это дело племени. Но есть иной вариант: мужчина сохранил жизнь врагу, и тот становится должен своему спасителю и ходит за ним, пока не вернет долг. Это — точный аналог личной унии; это не касается семьи, это личное дело мужчины. И это его личное дело отчуждаемо: спаситель может сказать спасенному: я передаю тебя своему брату, будешь его защищать от бед, а не меня. То же самое касается оружия, коня и всего, что мужчина взял сам, не в рамках племенных войн.

***

Постепенно и неизбежно формируется солидный массив отчуждаемого неплеменного имущества. И вот под это имущество уже можно взять ипотеку; оно юридически мобильно. Оно — единственное действительно мобильное имущество.

***
А вот появился первый морской корабль, и этот корабль иногда семейный, а иногда взятый в бою. А вот наемники: за каждое ли взятое в бою они обязаны отчитаться перед своим семейным советом? А вот взятый с боем город… Если обращаться к ростовщику, то племенное имущество не может быть залогом, обычно залогом делают право управлять этим имуществом — лен, к примеру. Это немного стоит. Но если это имущество личное и ликвидное, под него дадут вполне солидный кредит. Племенное неотчуждаемое на рынке финансовых услуг неуклонно проигрывает личному отчуждаемому.
***
Почему отчуждаемое обычно мужское? А все просто: женское — всегда племенное. Женское имущество сложно создать вне рамок племенной жизни. Мужчина в иной ситуации; у него на порядок больше внешних деловых контактов.
***
И вот однажды мужская доля переваливает по значению за треть, и появляется новая юридическая реальность с новыми лицами деловых отношений, а развитие общества взлетает по экспоненте.

ЧУВСТВА, ОТНОШЕНИЯ И ПЕРЕЖИВАНИЯ

Отличия любви от зависимости

Различие огромно, но не всегда это просто осознать. Влюблённость волнует и переполняет нас, это одно из самых прекрасных чувств в жизни человека. Однако иногда мы можем попасть в зависимость от желания быть любимыми, что часто приводит к ненастоящей любви, основанной на страсти и одержимости.

Всё дело в том, что граница между любовью и эмоциональной зависимостью очень размыта, её легко перейти и вступить в нездоровые отношения, когда поведение одного человека перестаёт соответствовать желаниям другого. Влюблённость может произрастать из двух внутренних состояний человека – любящий взрослый или раненая душа.

В каком состоянии находитесь вы?

Когда вы влюбляетесь в раненую душу, которая вся состоит из эго, дело оказывается не в самом человеке, которого вы любите, а в том, насколько сильно он любит вас. Как будто вы передаёте ответственность за самоуважение и своё благополучие другому человеку. Если этот другой человек хорошо трудится над удовлетворением ваших потребностей, возможно, вы влюблены в него не по-настоящему.

В ту минуту, когда вы осознаёте, что не можете жить без другого человека, начинается эмоциональная зависимость. «Влюблённая» часть вас, на самом деле, как ребёнок или подросток. Вы нуждаетесь в любви, потому что сами не любите ни себя, ни других. Возможно, вы принимаете ответственность за самоуважение, поэтому ощущаете внутри пустоту и хотите, чтобы её кто-нибудь заполнил. Вы связываете свою собственную ценность с любовью к вам партнёра и поэтому чувствуете, что не можете жить без этого человека.

Когда же вы влюбляетесь любовью взрослого, ваша потребность в отношениях выглядит совершенно иначе. Как взрослый человек вы уже знаете, как наполнить себя любовью и знаете свою ценность. Нужен кто-то, кто заполнит пустоту и позволит вам чувствовать себя любимым и достойным, вы и так чувствуете себя полным любви. Вы умеете брать на себя ответственность за свои чувства и желания и наполнять себя любовью из собственных внутренних источников.

И этой же любовью вы хотите поделиться с другим человеком, другим влюблённым взрослым, также наполненным любовью. Вы скорее склонны делиться своей любовью, нежели получать любовь.

Кого мы выбираем

Люди, которых мы выбираем, часто имеют тот же уровень ранимости и эмоциональной силы. Чем больше вы работаете над исцелением, тем больше вы учитесь с любовью заботиться о себе, делая себя привлекательнее для того, кто занят тем же.

Если же вы выбираете человека, исходя из своего раненого я, вы притяните кого-то, кто, как вам кажется, хочет заполнить вашу внутреннюю пустоту. Проблема может быть в том, что другой человек старается заполнить вашу пустоту, надеясь, что вы заполните его. В итоге мы получаем двух людей, желающих получать любовь, а не отдавать, и, в конечном итоге, они разочаруются друг в друге. Они будут обвинять друг друга в том, что их не любят так, как они того ждут.

Когда отношения заканчиваются, в большинстве случаев это происходит из-за того, что один или оба партнёра не берут ответственность за свои собственные чувства и обвиняют других в том, что в результате они несчастливы.

Если вы влипли настолько, что чувствуете невозможность жизни без человека, вам серьёзно необходимо научиться отдавать себе и другим то же самое, что вы хотите получать от другого человека. Вы должны работать над тем, чтобы стать таким человеком, какого хотите видеть рядом с собой. Разве не прекрасно быть действительно влюблённым, а не зависимым? Вы сможете любить другого человека за то, что он – это он, а не просто нуждаться в том, что этот человек может сделать для вас.

Почему эмоциональная зависимость — яд

Все отношения, генерирующие эмоциональную зависимость, делают обоих партнёров несчастными. Эмоционально зависимый человек всегда хочет большего. Он или она в большинстве случаев недовольны и живут с нарастающим чувством тревоги, порождаемым страхом потери. В то же время второй человек всё больше и больше чувствует, что не справляется, не может развиваться самостоятельно и втянут в отношения, которые не могут ничего ему дать. В результате, рано или поздно, такие отношения заканчиваются.

К счастью есть и хороший момент. Если оба могут осознать положение вещей, они могут изменить ситуацию и направить всю эту энергию в правильное русло, ведущее к более зрелой любви, позволяющей обоим становиться эмоционально более здоровыми.

Зрелая любовь длительна, зависимость быстротечна

Эмоциональная зависимость основывается на чувстве пустоты, которую надо заполнить хоть кем-то. На самом деле многие эмоционально зависимые люди быстро перепрыгивают из одних отношений в другие, потому что их интересует не сам человек, а как он может заглушить собой их эмоциональный голод. Такие люди не могут жить одни и ищут себе в спутники не родственную душу, а просто кого-то, кто заполнит пустоту.

А вот зрелая любовь выдерживает и трудные времена, развиваясь и с годами вырастая в ещё более крепкие отношения. Это не означает, что не будет разногласий и споров, но каждый из партнёров будет расти рядом с другим, каждый день принимая решение оставаться вместе не потому, что они нуждаются друг в друге, а потому, что любят.

источник


ЧТО Я ЧУВСТВУЮ

Я не планировала быть матерью-одиночкой.

И думаю, что большинство из нас никогда не представляли себя в этой роли.

Но в реальности все оказалось еще сложнее, чем в воображении. 

Хотя я люблю своего сына больше всего на свете, я очень часто чувствую себя худшей матерью на земле. 

Это просто одна из реалий жизни одинокой мамы: ты никогда не чувствуешь, будто делаешь достаточно. Никогда не чувствуешь, что ты — достаточно хорошая мама. 

На самом деле, быть матерью-одиночкой в миллион раз тяжелее, чем я могла бы себе это представить. 

Я все время устаю. Честно говоря, я не помню, когда в последний раз была не измотанной до предела. Мое тело в какой-то момент научилось обходиться минимумом сна. После того как я работаю большую часть дня, а затем готовлю ужин и укладываю сына спать, я не иду в кровать, хотя знаю, что надо. Потому что это (в буквальном смысле) единственные мои часы, которые я могу уделить себе. Конечно, к этому моменту я уже смертельно уставшая, но только поздними вечерами и ночами я могу доделать работу, послушать музыку и посмотреть кино (а не мультики). Это время тишины, которой у меня нет в течение дня и в которой я так нуждаюсь. 

Да, мне повезло, что мой сын ходит в детский сад на полдня, но для меня это не то время, когда можно отдохнуть. Эти несколько часов предназначены для выполнения разных дел, которые не сделаешь вместе с ребенком, для уборки, для удаленной работы, для приготовления обеда и, возможно, для того чтобы быстро вздремнуть, если у меня уж совсем слипаются глаза от недосыпа. Одинокой маме некому отдать ребенка на время, не с кем поделить домашние дела, никто не заскочит в сад забрать ее ребенка, чтобы она могла отдохнуть. 

Иногда я мечтаю о другой жизни. У меня бывают дни, когда я устаю настолько, что нет сил встать и принять душ — например, когда накануне я работала допоздна или пыталась уложить капризничающего ребенка спать. Я мечтаю, чтобы в те ночи, когда сын просыпается и не может заснуть, или по утрам, когда он рано встает, кто-то другой сказал: «Полежи, отдохни, я побуду с ним». Я мечтаю просто расслабляться время от времени, ни о чем не беспокоясь. Внутренне я не расслабляюсь никогда. Я не могу пообедать с подругой или устроить день ухода за собой. 

Мой сын видится с его отцом несколько раз в неделю на пару часов. Отец не забирает его на ночь, и обычно я трачу эти бесценные несколько часов на срочные рабочие дела. Мой бывший много работает и проводит время с нашим сыном, когда может, но мне, конечно, хотелось бы, чтобы он забирал его на подольше. Я знаю, мне повезло, что он хотя бы присутствует в моей жизни. Но когда на мне 90% всех родительских задач, я уже не чувствую себя такой уж везучей. Пару раз бывало, что я писала своему бывшему, практически умоляя его приехать и забрать сына на несколько часов, чтобы я могла прийти в себя. 

Есть такое выражение: «Из пустой чашки не напьешься». Это именно то состояние, в котором находится одинокая мама большую часть времени. Ты полностью обесточена, но все равно встаешь, работаешь, покупаешь продукты. Дуешь на ушибленную коленку, готовишь ужин, заводишь стиральную машину. Я делаю все это, но понятия не имею, как. Моя чаша пуста, но я продолжаю поить из нее. Потому что я должна это делать, потому что я нужна моему сыну, и он для меня — весь мир. 

Как бы мне ни хотелось считать себя сильной и независимой, внутри я чувствую себя иначе. Конечно, бывают моменты радости, но когда такая тяжелая ноша ложится на твои плечи, очень трудно получать от них удовольствие. Иногда, в какие-то дни, я еле сдерживаю себя, чтобы не разрыдаться. Не по какой-то конкретной причине, а просто наступает момент, когда я особенно остро ощущаю все тяготы своей жизни. Тогда единственный способ выбраться из этого состояния тяжести — плакать. Ненавижу это чувство. 

У меня замечательный сын, но я чувствую, будто все время подвожу его. Потому что обычно он получает маму, которую разрывает изнутри тысяча разных мыслей. Все, чего он хочет, — чтобы я поиграла с ним, и когда у меня наконец выдается свободная минутка, я просто не могу заставить себя посидеть с ним рядом на полу и строить кубики из Лего или играть в поезда. Ему пять лет, так что он не понимает, чем постоянно занят мой мозг.

Мое сердце разрывается, когда он сердито захлопывает крышку моего ноутбука и кричит, чтобы я прекратила работать. Конечно, он не понимает, что я должна работать, чтобы сохранить нам крышу над головой. Что наш доход самым непосредственным образом зависит от того, сколько времени я провожу за компьютером. Ему просто нужна мама, которая будет щекотать его и играть вместе с ним в железную дорогу. 

Одинокие мамы часто страдают молча. Родные и друзья порой хотят поддержать, но они просто не могут до конца понять, как мы живем и что чувствуем. Они скажут что-то, на их взгляд духоподъемное, вроде: «Ты такая сильная!». А ты сидишь и думаешь: «Нет, я не сильная. Большую часть времени я ощущаю, будто моя жизнь летит в тартарары». 

Фразы вроде «не знаю, как ты это делаешь» не помогают нам почувствовать себя лучше. Мы тоже не знаем, как мы это делаем. Эти слова напоминают нам о том, что мы должны делать все в одиночку, и это усиливает нашу тревогу. 

Мы храбримся и делаем вид, что все в порядке. Но внутри мы разбиты. Нам плохо. Жизнь одинокой мамы очень тяжела.

источник


ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ЧУВСТВ И ОТНОШЕНИЙ…

Обсуждали вопрос, что мы ищем и кого находим в друзьях в любимых? Что для нас человек, с которым связываем свою жизнь?

Это, в самом деле, средство себя связать, лишить и себя, и его свободы, самостоятельности? Или, напротив, мы хотим рядом того, с кем распрямляемся до самих себя, с кем мы свободнее, чем даже с собой наедине?

Вспомнили о том, что другой человек для нас – не средство, а, как воздух, как стая для зверя, – среда обитания, наше жизненное пространство. В этой среде мы либо от нее отказываемся и задыхаемся, либо сберегая ее, свободно дышим – свободны.

Было понятно, что, если мы в других людях ищем только средство для собственной прихоти, мы, отказываясь, сами лишаем себя своей среды.

Если бы задать наши вопросы Вам, они звучали бы примерно так.

— Жена, муж это – еще более свободный от Вас человек, чем при встрече? Или это – удобная Вам Ваша вещь, собственность, служанка, слуга?

— В близких отношениях жена, муж это та, тот, с кем вы свободнее, чем с любым другим? Или Вы в любимом человеке хотите господина, чьим прихотям Вы себя подчините, госпожу, ради чьих капризов придется забыть себя?

Действительно, кого мы ищем в близких людях? Тех, над кем возьмем верх, кого мы подчиним и подавим, и кто в ответ будет подавлять нас? Или тех, чью самобытность и свободу мы станем беречь пуще своей, и с кем нам будет просторно, как ни с кем другим?

 

МИХАИЛ ПОКРАСС


МНЕНИЯ И СУЖДЕНИЯ

Дружба — это, конечно, святое и нематериальное удовольствие. Но в некоторых ситуациях все-таки стоит брать деньги со своих друзей. Автор бестселлера «100 способов изменить жизнь» Лариса Парфентьева рассказывает, в каких.

Когда они используют тебя как жилетку
Есть одно золотое правило: если человек жалуется тебе на что-то три раза подряд и не меняет ситуацию, то с него нужно начинать брать деньги. Когда люди используют нас как «жилетку» и не хотят меняться, то делают нас слабее.

Представьте, вы, значит, читаете книжки, меняете свое мышление, ходите на лекции, выстраиваете свою жизнь из позиции автора, и тут приходит ваш друг и начинает вас ослаблять своими соплями и нытьем. А кто вернет вам деньги и время, которые вы потратили на то, чтобы построить себя? Пусть платят!

Если после трех раз жалобщики продолжают жаловаться, то либо отправляйте их к психологу, либо берите с них деньги.

Когда они злоупотребляют вашими профессиональными навыками
Ну ты же писатель, ну что тебе сложно дать пару рекомендаций, как писать для Instagram?» — слышу я частенько. Да, сложно. Раньше я раздавала бесплатные советы всем, но когда запросов стало пару сотен в месяц, завязала с этим делом. И теперь, когда человек хочет получить совет, я всегда говорю: «Запишись на консультацию или приходи на мой курс, где я учу писать».

И та же самая ситуация у моих подруг стилистов, веб-дизайнеров, врачей. «Ну помоги подобрать джинсы, ну ты же стилист!», «Ну посоветуй лекарство, ты же врач!» Но, как говорит моя подружка в шутку в таких ситуациях: «Если каждому давать, то сломается кровать».

Так что, если человек злоупотребляет вашим профессионализмом, то, пожалуй, уже стоит начать брать с него деньги. Либо договариваться о бартере услуг.

Когда хотят у вас что-то купить
Кстати, еще одна крайность: когда человек не может брать с друзей деньги за свои услуги. Моя близкая подруга Айгуль — потрясающий стилист. И мне пришлось ее приучать к тому, что я буду ей платить за шопинг. Сначала она отказывалась до последнего, и единственное, что помогало, это просто перевести ей деньги по номеру телефона. И мне было безумно приятно, что я могу заплатить ей.

Те, кто боится брать деньги за свои услуги от друзей, подумайте вот о чем. Когда вы отказываетесь от денег, вы не позволяете людям проявлять их щедрость и любовь по отношению к вам.

Когда говорят: «Возьми деньги»
Я думаю, что стоит брать деньги, если друг сам предлагает взять. Несколько лет назад я оказалась в кризисе и без денег. Тогда друзья приходили и сами протягивали мне деньги. Я вспоминала прекрасное правило: «Дают — бери, бьют — беги». И брала.

Не вижу ничего страшного в том, чтобы жить за счет своих друзей, пока у тебя денежные проблемы. Спустя пару лет, когда в моей жизни все устаканилось, уже я приносила своим друзьям деньги.

Нужно ли давать деньги в долг?
Ну и напоследок, нужно ли давать деньги в долг? Здесь двоякая история. Есть одна присказка из сербской культуры: «За что ты меня так ненавидишь, ведь я тебе даже еще ничем не помог». Именно поэтому в некоторых культурах и вовсе запрещено давать деньги в долг друзьям и родственникам. Как говорят представители этих культур: «Зависимость порождает ненависть».

Так что давать ли в долг друзьям, решать вам. Но самое мудрое: давать сумму, которую не жалко будет подарить и потерять. Некоторые мои знакомые так и говорят своим друзьям: «Если сможешь — отдашь. А если нет, то считай — это подарок».

А вообще я за разумную щедрость. За то, чтобы не задумываясь платить за своих друзей в ресторане или кафе, в кино. Но все это не должно превращаться в «обязаловку» и в игру в одни ворота. Все-таки дружба — это танец и взаимообмен, а не когда один получает, а другой отдает.

https://lady.mail.ru/article/505320-5-situatsij-kogda-s-druzej-nuzhno-brat-dengi/?from=readmore_desktop


И НЕ ПОДКОПАЕШЬСЯ


У человека была рыхлая и дряблая физиономия, на носу болтались очки без оправы, но пистолет он держал уверенно и целился точно. Узнав о причине его появления, я удивился собственному спокойствию. И сказал:

– Обидно умирать в неведении. Кто нанял вас убить меня?

– Как знать, может, я ваш личный враг, – мягко ответил он.

Я смешивал коктейль в своем кабинете, когда услышал, как он входит, и обернулся. Налив себе бокал, я проговорил:

– Своих врагов я нажил сам. А вас я не знаю. Вас наняла моя жена?

– Совершенно верно. – Он ухмыльнулся. – И причина должна быть очевидна для вас.

– Да, – сказал я. – У меня есть деньги, и она хочет их получить, все до последнего цента.

Он безучастно разглядывал меня.

– Сколько вам лет?

– Пятьдесят три года.

– А вашей благоверной?

– Двадцать два.

Он прищелкнул языком.

– Вы были наивны, если надеялись на устойчивый брак, мистер Уильямс.

Я пригубил бокал.

– Вообще-то я предвидел, что через год-другой разведусь и понесу ощутимые расходы. Но такой смерти не ждал.

– Ваша супруга – очаровательная, но алчная дама, мистер Уильямс. Странно, что вы этого не замечали.

Я взглянул на пистолет.

– Подозреваю, что убивать вам не впервой.

– Совершенно верно.

– И, надо думать, это доставляет вам удовольствие.

Он кивнул.

– Я готов признать, что это патология, но так уж сложилось.

Я молча смотрел на него и ждал. Потом сказал:

– Вы здесь уже больше двух минут, а я все жив.

– Нам некуда спешить, мистер Уильямс, – проворковал он.

– Ага, стало быть, убийство само по себе не главное. Вы непременно должны насладиться предшествующими мгновениями.

– Вы очень проницательны, мистер Уильямс.

– И чем усерднее я стану так или иначе развлекать вас, тем дольше проживу?

– Разумеется, в определенных пределах.

– Естественно. Выпьете чего-нибудь, мистер…

– Смит. Легко запоминается. Да, спасибо. Только позвольте мне понаблюдать, как вы наливаете.

– Трудно представить, что я храню отраву специально для такого случая.

– Трудно, но можно.

Он проследил, как я смешиваю коктейль, и сел в кресло.

Я устроился на диване.

– И где же будет моя жена во время убийства?

– На вечеринке, мистер Уильямс. Там будет дюжина гостей, готовых присягнуть, что она все время была у них на глазах.

– Меня убьет взломщик? Грабитель?

Он поставил стакан на кофейный столик.

– Да. Убив вас, я, разумеется, вымою свой стакан и поставлю его на место. А уходя, сотру свои отпечатки со всех дверных ручек, к которым прикасался.

– Вы заберете что-нибудь? Дабы придать правдоподобия картине?

– Это не нужно, мистер Уильямс. Полиция решит, что после убийства грабитель струхнул и убежал с пустыми руками.

– Вон та картина на стене стоит тридцать тысяч, – сказал я.

Он на миг скосил глаза на картину и вновь уставился на меня.

– Соблазнительно, мистер Уильямс, но я не хочу иметь ничего такого, что хотя бы отдаленно связывало бы меня с вами. Я ценю произведения искусства, особенно дорогие, но не до такой степени, чтобы рисковать угодить на электрический стул. – Он усмехнулся. – Или вы предлагаете мне это полотно в обмен на вашу жизнь?

– У меня мелькнула такая мысль.

Он покачал головой.

– Извините, мистер Уильямс, но если уж я взялся за дело, то не пойду на попятную. Профессиональная этика, знаете ли.

Я поставил свой стакан на кофейный столик рядом с бокалом Смита.

– Вы ждете, когда я выкажу страх?

– Рано или поздно выкажете.

– И тогда вы убьете меня?

Он похлопал глазами.

– Трудно это, мистер Уильямс, бояться и скрывать свой страх.

– Вы надеетесь, что ваши жертвы будут просить пощады?

– Они всегда просят в той или иной форме.

– Взывают к вашей человечности? Но это бессмысленно.

– Бессмысленно.

– Деньги предлагают?

– Очень часто.

– И это тоже не помогает.

– До сих пор не помогало, мистер Уильямс.

– За картиной, которую я вам показал, мистер Смит, находится сейф.

Он снова взглянул на картину.

– И что с того?

– В нем пять тысяч долларов.

– Немалые деньги, мистер Уильямс.

Я взял свой бокал и подошел к картине. Открыл сейф, достал бурый конверт и допил свой коктейль. Затем поставил пустой бокал в сейф и повернул ручку.

Взор Смита был прикован к конверту.

– Принесите его сюда, пожалуйста.

Я положил конверт на столик перед его носом. Несколько секунд Смит разглядывал его, потом поднял глаза.

– Вы и впрямь думаете, что можете купить меня?

Я закурил сигарету.

– Нет. Похоже, вы неподкупны.

Он насупил брови.

– Тем не менее, вы даете мне пять тысяч.

Я взял конверт и высыпал его содержимое на столик.

– Старые счета. Вам в них никакого проку.

Смит побагровел.

– Тогда зачем вы все это устроили?

– Ну, например, чтобы подойти к сейфу и поставить в него ваш стакан.

Он метнул взгляд на бокал на столике.

– Это был ваш стакан, а не мой.

Я улыбнулся.

– Нет, мистер Смит, ваш. И я представляю себе, как удивятся сыщики, увидев пустой бокал в моем сейфе. Коль скоро я буду убит, им, я надеюсь, достанет ума снять с бокала отпечатки пальцев.

Смит прищурился.

– Я ни на миг не сводил с вас глаз. Вы не могли подменить бокал.

– Неужели? Насколько помню, вы дважды смотрели на картину.

Он машинально взглянул на неё снова.

– Всего секунду-другую.

– А мне больше и не надо.

Лицо Смита покрылось испариной.

– Я утверждаю, что это невозможно.

– В таком случае, боюсь, вы будете очень удивлены, когда к вам нагрянет полиция. И очень скоро у вас появится прекрасная возможность посидеть на электрическом стуле. Вы разделите участь ваших жертв, ожидающих смерти, и, вдобавок, у вас будет гораздо больше времени, чтобы натешиться мыслями о ней. Уверен, что вы читали статьи о казнях на электрическом стуле.

Кажется, его палец коснулся спускового крючка.

– Интересно, как вы будете умирать? – произнес я. – Наверное, вы убеждены, что встретите смерть достойно и невозмутимо. Но это – лишь утешительный самообман, мистер Смит. Скорее всего, вас придется тащить волоком…

– Откройте сейф, или я вас убью, – деревянным голосом проговорил он.

Я рассмеялся.

– На самом деле, мистер Смит, мы оба прекрасно знаем, что вы убьете меня как раз в том случае, если я открою сейф.

Прошло с полминуты, прежде чем он заговорил.

– Как вы намерены поступить с бокалом?

– Если вы меня не убьете – а я склонен думать, что теперь вы этого не сделаете, – то я отправлю его в частное сыскное бюро, чтобы они там сняли отпечатки пальцев и сохранили их. Я положу их в конверт и запечатаю вместе с письмом, содержащим все необходимые сведения, а потом рспоряжусь, чтобы конверт отправили в полицию, если я погибну насильственной смертью или в результате несчастного случая.

Смит долго смотрел на меня, потом вздохнул.

– В этом нет нужды. Сейчас я уйду, и вы больше никогда не увидите меня.

Я покачал головой.

– Мой план лучше. Он вселяет в меня уверенность в завтрашнем дне.

Он задумался.

– Почему бы вам сразу не пойти в полицию?

– У меня есть на то причины.

Смит посмотрел на свой пистолет и сунул его в карман. До него, наконец, дошло.

– Но ведь ваша жена может нанять другого убийцу.

– Конечно.

– А обвинят меня, и я отправлюсь на электрический стул.

– Боюсь, что так. Если только… Если только она будет в состоянии нанять другого убийцу.

– Да ими хоть пруд пруди… – он осекся.

Я улыбнулся.

– Моя жена сказала вам, где она сейчас?

– У каких-то Питерсонов. Она покинет их в одиннадцать часов.

– Одиннадцать? Удобное время. Сегодня будет темная ночь. Питерсоны живут в Бриджхэмптоне, – сказал я и назвал Смиту номер дома.

Наши взгляды встретились.

– Вам придется сделать это, чтобы обезопасить себя, – мягко произнес я.

Смит медленно застегнул пальто.

– А где будете вы в одиннадцать часов, мистер Уильямс?

– В своем клубе. Вероятно, буду дуться в карты в обществе пяти-шести приятелей. Несомненно, они будут сочувствовать мне, когда я получу весть, что моя жена… застрелена?

– Все зависит от обстоятельств. – Смит тускло улыбнулся. – Вы когда-нибудь любили ее?

Я взял со стола малахитовую статуэтку и принялся вертеть её в пальцах.

– Вот вещица, к которой я был очень привязан, когда купил её. Но теперь она мне наскучила. Пора обзавестись новой.

Когда Смит ушел, я завез стакан в сыскное бюро, а потом поехал в клуб.

Не стакан из сейфа, разумеется, на нем не было ничьих отпечатков, кроме моих собственных. Я отвез туда стакан, который Смит, уходя, оставил на столе. Отпечатки его пальцев оказались очень четкими.

 

Джек РИЧИ

Перевели с английского Хелена Вернер и Андрей Шаров


Как перестать любить «не тех»?

Мои подписчики обоих полов очень часто задают мне вопросы приблизительно одинакового толка. Звучат они примерно так: «Встречаюсь с парнем, он звонит мне от силы раз в неделю и потом пропадает. Как понять его загадочное поведение?» Или: «Михаил, растолкуйте! Общаемся с девушкой, даже иногда на свидания ходим, а она говорит, что мы просто друзья. Как это понимать?»

Сейчас я вам всё объясню.

Вот у моей дочки есть такса. У таксы такая логика: «если мне это нравится, значит, это моё». Например, таксе может понравиться какой-то предмет – например, книга – и она будет пытаться его достать с самой верхней полки и скулить, пока ей её не дадут.

У вас примерно то же самое. Вы думаете, что, если вам человек нравится, значит, это обязательно обоюдно.

Но увы.

Если парень влюблён, каким бы застенчивым он ни был, всё равно найдёт способ связаться с вами и начать общение.

Если девушка влюблена, она захочет с вами отношений, пусть даже все подруги её будут убеждать, что вы «не вариант» и вообще не для нее.

Вы, конечно, можете «взять» объект своей страсти нахрапом. Заваливать цветами и смсками, писать днём и ночью, стоять под дверями, играть во всякие дурацкие игры и много чего ещё.

Но стоит ли это делать?

Спросите себя: нужны ли вам отношения с тем, кто относится к вам не симметрично?
Стали бы вы дружить с человеком, который не заинтересован в дружбе с вами?
Вот и я думаю, что нет.

И не надо накручивать себя, что «он такой козёл» или «она не видит, кого теряет».
У людей есть либидо, и оно сформировалось ещё в глубоком детстве. Именно оно несёт ответственность за симпатии и влюблённости. Так что вы можете быть идеальным человеком с внешностью супермодели, но с «не тем» запахом, «не той» формой ушей и так далее.

Ну и ещё: пока вы бегаете за журавлём в небе, какие-то более нужные птицы просто обходят вас стороной.


МУЖСКОЙ РАЗГОВОР

Мой сын, когда был в пятом классе сильно обидел свою маму. Что в нашей семье раньше не случалось. А тут мама заплакала. Я не знал, что делать, ибо в нашей семье не было криков, битья ребёнка и тому подобного. У нас было орудием только слово и пример. Я мог тогда выйти из своего кабинета и сказать – «Сын, как ты посмел это сделать? Сейчас же извинись перед мамой!» То есть проявить свою родительскую власть. И поругать его, мол, не смей делать этого больше. Ты понял? А то будешь иметь дело со мной! Многие папы так и делают. Мама тоже могла накричать на него, наорать или даже дать пощёчину. Но мы знаем, что этим то, что скрывается под словом воспитание не произойдёт. Нам не нужно, чтобы у ребенка был страх перед родителями. Нет. Нужно чтобы он сам брал на себя ответственность. Пусть человек боится нарушить свою ответственность. Пусть боится перед своей совестью.

Я оставил в покое эту ситуацию, примерно на неделю, чтобы конфликт был забыт. Мама примирилась со своим сыном – к тому же первенец, она всегда его простит.

И вот он решает какие-то задачи. Я подхожу, спрашиваю – а что ты сейчас делаешь? Он – задачи решаю. Я – а кому они нужны? Он – да мне не нужны, учительнице нужны. — Тогда пусть она подождёт, а у меня дело к тебе, говорю я. – Пожалуйста, пойдем на улицу, у меня мужской разговор к тебе.
Тут я впервые говорю ему это – «мужской разговор». Он не знает, что это. Он спрашивает – а здесь нельзя? Я – нет, это надо наедине.

И вот март месяц, прохладно, мы идём в сторону парка, молча.

Умейте воспитывать ребёнка молчанием. Мы идём молча и он тысячу раз переворачивает в голове – что же отец от меня хочет? Но я молчу, и ему передаётся моё напряженное настроение.

Мы приходим в парк, садимся и я ему говорю:

— Сынок, сколько сейчас тебе лет?

— Ну, одинадцать.

— Тогда ты должен сейчас меня понять. Знаешь, в чём дело, помощь мне нужна сейчас твоя.

Было время, я влюбился в девушку. И сказал ей: если ты за меня выйдешь замуж, никогда не дам никому тебя в обиду. Как ты думаешь, я правильно поступил?

— Да, ты правильно поступил.

— А когда ты женишься, ты дашь свою жену кому-либо в обиду?

— Нет, не дам.

— Но знаешь в чём дело. Не знаю, как быть со своим сыном, который обидел мою жену. Что мне делать?

И вот это и есть шоковая терапия. Он вспоминает, что произошло. Никто не накричал на него ничего. А отец просто спрашивает: а что мне делать, с сыном? Который мою любимую женщину обидел, а я ей дал обещание, а защитить её не могу.

Он долго долго молчит.

И это не пустая трата времени. То, что в его голове происходит, пока он молчит, то что там кипит это и творит человека.

И он говорит – А ты накажи меня.

Я говорю – Это просто. Я мог сразу тебя наказать. Если хочешь, ты сам себя накажи. Но скажи мне – что мне сейчас делать? Как мне оправдаться перед женой?

Он опять молчит.

А потом я говорю: давай оставим это нашим мужским разговором. Об этом никто не будет знать, только помни пожалуйста: я не могу допустить, чтобы её кто-то обидел. Но и не могу обидеть своего сына. Пощади меня.

И мы возвращаемся домой.

Источник


КАК, С КЕМ И ДЛЯ ЧЕГО РАССТАВАТЬСЯ ЛЕГКО И С ВООДУШЕВЛЕНИЕМ

ЕСТЬ ТЕ КТО ПО ЖИЗНИ СМОТРИТ ВПЕРЁД, ЕСТЬ ТЕ КТО СМОТРИТ НАЗАД, А ЕСТЬ ТЕ, КТО  НИКУДА НЕ СМОТРИТ, НО ВИДИТ МНОГОЕ…

1. При разговоре, слушая собеседника и отвечая ему, смотрите не под ноги и не по сторонам, а в направлении лица собеседника. Прямо в глаза не обязательно, достаточно глядеть в область носа-губ-подбородка. Не расфокусируйте взгляд и не рассматривайте предметы за спиной собеседника! Люди нервно реагируют на «взгляд сквозь», который при этом получается.

2. Слушая собеседника, время от времени кивайте, покачивайте головой, приговаривайте: «Угу… Ооо! Ааа… Эээ… Да ну!» — и тому подобное. Так создаётся необходимый людям контакт.

3. Когда вы чувствуете тепло и симпатию к собеседнику, улыбайтесь не только внутри себя, но иногда и лицом.

4. Носите на себе несколько (одно-два-три, не больше) ярких и необычных украшений или элементов одежды. Внимание собеседника будет постоянно сбиваться ни них, это немного уравняет ваши позиции в разговоре.

5. Когда вы не узнаёте собеседника, который, судя по всему, вас знает, говорите нейтральными фразами, не упоминая имени и обходя разговоры о прошлых событиях. Всё, что вам важно знать в этой беседе, собеседник скажет сам. В крайнем случае, сокрушённо жалуйтесь на усталость и хронически плохую память. Таким образом, люди могут полгода-год не догадываться, что вы их не узнаёте, а за это время вы их уже запомните.

6. Когда вас спрашивают: «Как дела?» — ни в коем случае не говорите о том, что вас действительно сейчас заботит и интересует. Люди от этого только теряются, пугаются и расстраиваются. Надо ответить: «Всё в порядке (нормально, ничего, более-менее)», — и добавить одну-две фразы о текущей бытовой рутине.

7. Собирайте коллекцию занятных, но эмоционально нейтральных баек из своей жизни и из рассказов знакомых. Когда в разговоре повисает неприятная пауза или когда от вас ждут рассказа о жизни, байка в тему идеально подходит.

8. Когда вы устали от разговора, не говорите об этом собеседнику. Люди обычно расстраиваются, когда от них устали. Вместо этого сошлитесь на необходимость срочно заняться важным делом, выразите удовольствие от беседы и с видимым сожалением распрощайтесь.

Источник


О ТОМ, КАК НАЙТИ СВОЁ …

МАТЕРИ ВЗРОСЛОГО СЫНА

Взрослая женщина, мама взрослого сына. Пережив уход его отца, оправившись от обид и претензий к бывшему мужу, вновь вышла замуж.

Мне показалось, что в отличие от беспечного поведения капризной дочки мужа в первом браке, много пережившая и повзрослевшая она в новых отношениях взяла роль материнскую.

Если муж с такой ее ролью согласился, это грозит ему «возвратом в детство» с оживлением  детских эгоцентрических ожиданий материнской заботы, «понимания» и всяческой услады со стороны жены, а вместе с тем параличом воли, разочарованием (обманом ожиданий), обидой и депрессией.

Со мной женщина, будучи умным, активным человеком, ведет себя очень внимательно и собранно. Поэтому, рассчитывая на ее практический ум, озабоченность новыми отношениями и умение все нужное схватывать на лету, едва она, вошла в кабинет и нашла в очередном марафоне свое место, я, упреждая события, без очевидного повода и ничего не объясняя, поспешил, как бы между прочим, сказать ей:

— Единственное, что может мама сделать для взрослого сына, жена – для мужа, друг – для друга, это не скрывать от себя (!) и не мешать понять другому (сыну, мужу, другу), что в его взрослых проблемах она… НИЧЕГО НЕ МОЖЕТ! Кроме того, чтобы быть тем, кто она есть!

Кстати это – совсем не мало!

К тому же, не надеющиеся на помощь матери, жены и подруги взрослые люди, вынужденные решать свои проблемы самостоятельно, получают шанс обнаружить, что они в состоянии справляться со своей жизнью самостоятельно. Самостоятельно пользоваться существованием и открытостью и матери, и жены, и подруги, да и всех людей, с которыми сочувствуют.


  • Архивы

  • Flag Counter
     ЛАБОРАТОРИЯ ПРОВЕРКИ АКСИОМ - ЧУВСТВА И ОТНОШЕНИЯ