Архив: Август, 2019

Почему каждое новое поколение тупее, чем предыдущее?

KTLA: Фторирование воды было провозглашено американскими центрами по контролю и профилактике заболеваний как одно из главных достижений общественного здравоохранения 20-го века, но новое исследование ставит вопрос о  роли фтора в качестве потенциального нейротоксина, разрушающего мозг ребенка прямо  в утробе матери.

Исследование, опубликованное в журнале JAMA Pediatrics в понедельник, 19 августа, показало, что повышенные уровни воздействия фтора во время беременности были связаны со снижением IQ у детей. 

Несколько подобных исследований, сделанных в предыдущие годы, получили те же самые выводы, однако данное исследование первое,  в котором оценивается влияние фтора на население, получающее  0,7 миллиграмма фтора на литр питьевой воды.

Эта концентрация фтора, как считает  Служба общественного здравоохранения США, является ОПТИМАЛЬНОЙ и содержится в питьевой воде многих стран, например  в Соединенных Штатах и Канаде.

Авторы нового исследования оценили 601 канадскую пару матерей и детей, отслеживая воздействие фтора на 512 матерей и,  в качестве показателя пренатального воздействия фтора, рассматривая среднюю концентрацию фтора в образцах мочи, взятых на протяжении  беременности. Авторы также оценили ежедневное потребление фтора матерями, изучая потребление ими напитков, включая водопроводную воду.

Далее, по достижения возраста от 3 до 4 лет все дети, рожденные от изученных матерей, были проверены на IQ. В результате авторы исследования обнаружили, что на каждый дополнительный 1 миллиграмм на литр концентрации фторида в моче матери у мальчиков  наблюдалось снижение IQ на 4,5 пункта. Падение IQ было обнаружено и у девочек, но не в столь значительной степени.
 

Причина подобного расхождения результатов неизвестна, поэтому ученые говорят, что  необходимы дальнейшие исследования на предмет того, являются ли мальчики более уязвимыми для нейротоксичности фтора, особенно учитывая тот факт, что у мальчиков более высокая распространенность расстройств нервного развития, таких как аутизм и синдром дефицита внимания.

Исследователи также измерили потребление фтора у 400 матерей по показателям IQ  детей. Они говорят, что эта мера может отражать постнатальное воздействие фтора, потому что ребенок, вероятно, потребляет воду того же типа, что и мать во время беременности.

«Если интерполировать результаты воздействия фтора на всё население, то получается кошмарный интеллектуальный сдвиг. То есть речь идет о потере уровней IQ миллионами людей!», – говорит Кристина Тилл, доцент кафедры психологии Йоркского университета в Торонто, одна из авторов исследования.

На сегодняшний день не менее  66% всех жителей США получают фторированную воду: фтор добавляется в питьевую воду с начала 1950-х. С самого начала этого “нововведения” оно было спорным и подвергалось резкой критике, однако систематические выступления разного рода “научных светил” полностью исключили проблему из научной дискуссии и сегодня всех, кто пытается говорить о вреде фтора для интеллекта называют “маргиналами” и “теоретиками “заговора”. 

В этой ситуации и редакция журнала JAMA Pediatrics, решившаяся на публикацию, и авторы исследования совершили настоящий научный подвиг, поскольку сейчас на них набросились с критикой все  маститые педиатры Канады и США. 

Комментарий Редакции The Big The One: 

Для кибернетиков и нейробиологов середины прошлого века, впервые сумевших оценить хотя бы приблизительные возможности человеческого мозга, был величайшей загадкой тот факт, что этот колоссальный вычислительный аппарат люди используют в среднем на 2%. При этом речь идет о лицах с высоким интеллектом, а не об усредненных гражданах. Если же какой-то человек использует мозг  хотя бы на 3-4% – за ним бегает толпа почитателей и кричит, что он гений. 

Вторая величайшая загадка нарисовалась где-то в середине 1970-х прошлого века – на неё обратили внимание работники приемных комиссий военных ВУЗов и военкоматов: просветленные медики, а так же рядовые труженики из числа прочих товарищей офицеров. Суть проблемы заключалась в резком увеличении потока абитуриентов/призывников с определенными расстройствами интеллекта.

Так, если в 1950-м любого молодого человека в возрасте 18 лет можно было смело посадить в танк и доверить ему нажимать на кнопки, дергать всякие рычаги и, по прошествии времени, командовать даже дивизией, то спустя 20 лет на такой военный подвиг был уже способен далеко не каждый.
 

Спустя 30 лет ситуация еще более ухудшилась, а в середине 1990-х достигла, как многие думали, своего пика – приблизительно половина абитуриентов/призывников на тестах и собеседованиях демонстрировала явные признаки умственной отсталости.  

На тот момент проблему пытались объяснить тем, что если в 1950-х в армию шли служить все, то в 1990-х это стало уделом представителей самых бедных слоев  населения, среди которого процветал алкоголизм, где дети недоедали и не получали в школе нормального образования.

Однако на самом деле проблема была в том, что абсолютно то же самое наблюдали преподаватели средних школ и высших учебных заведений, где готовили гражданских специалистов  – то есть каждое поколение студентов и учеников было немного тупее, чем предыдущее.

В конечном итоге это привело даже к реформам образования, то есть из программы стали исключать предметы, которые “были слишком сложные для понимания пятиклассника”.  Это говорит о том, что проблема  была не в будущих танкистах из Средней Азии, а гораздо глубже.

И насколько проблема лежит глубоко говорят в частном порядке современные военкомы и офицеры. По их словам уровень слабого интеллекта у молодых бойцов и курсантов просто зашкаливает, находясь возле цифры 90%. 

Как показали канадские педиатры – простые добавки фтора в питьевую воду и в зубную пасту могут совершить чудо. Так, если каждое поколение мамочек будет рожать детишек с IQ на  4 пункта ниже чем предыдущее, за 40 лет среднее падение IQ будет 8 единиц, а за 80 лет – 16 единиц. С 1950-го, когда заботливое государство начало добавлять хлор в водичку прошло 70 лет, то есть среднее падение IQ должно быть очевидно. При этом если человек с IQ порядка 90 единиц – это человек не очень умный, но в целом нормальный, то 90 – 16 = 74. То есть почти что дебил. 

Конечно, чтобы, используя фтор,  превратить в умственно неполноценных всю планету понадобится довольно много времени – порядка столетия, однако в арсенале у модификаторов есть не только фтор, но и много других чудесных способов и веществ: ГМО, химиотрассы, прививки из тканей выкидышей дебильных мамочек, мобильные сети, телевидение, а так же прочие добавки в продукты и водопроводную воду. Всё это в комплексе приведет к значительному отуплению  населения, которое, в конечном итоге,  будет радоваться зеленой травке и много-много арбайтен, чтобы в назначенное время получить от государства вкусный, питательный бобовый суп. 

 

 

источник


ЧУВСТВА И ОТНОШЕНИЯ, ОСОЗНАНИЯ И ПОНИМАНИЯ…

КАК-ТО, ВПЕРВЫЕ, МУЖЧИНУ СЕБЕ ЗАВЕЛА

У всех моих подруг они уже были, а я как-то обходилась.

Нет, конечно, знакомые мужчины у меня в разное время были, но все они существовали вне пределов моей квартиры, появляясь в ней лишь эпизодически.

Но вот однажды…

Утром я вошла в туалет и увидела, что сиденье унитаза поднято. Так началась новая эра моей жизни.

В доме поселился мужчина. Хотя сначала я думала, он не приживется: они же капризные… 

Первым делом он заявил, что раз уж мы решили жить вместе, то пользоваться презервативом теперь просто негуманно. Правда, не уточнил — по отношению к кому. Напрашивались три варианта. Любимого, похоже, интересовал только он один. Меня это не устраивало. Я обвинила его в эгоизме и беспечности. Он посоветовал купить вибратор. Я напомнила, что мы живем в эпоху СПИДа. Он сказал, что он не такой. Я покрутила пальцем у виска. Он запихнул галстуки в чемодан. Я криво улыбнулась. Он хлопнул дверью. Я перекрасила волосы.

Он открыл своим ключом.

– Едва успел до закрытия аптеки. Вот, – протянул тоненькую упаковку. – А разве ты была рыжей?..

Итак, мы стали жить вместе. Возвращаясь вечером домой, я уже не пугалась, если видела в собственных окнах свет. И уже не говорила в телефонную трубку: «Вы не туда попали», если кто-то произносил его имя. Ко всему прочему моя подушка пахла его одеколоном. Возлюбленный храпел ночью, тянул на себя одеяло – одеяло падало на пол. Ни себе, ни людям… Он читал в туалете Маринину, а потом кричал в щель:

– Бумагу!

– Вырви первую главу! И чтоб я этой дряни больше в доме не видела!..

А в гостях он цитировал Канта. И ежедневно наступал коту на хвост и ежедневно уверял, что это нечаянно. Учил меня ориентироваться по звездам, отваживал от дома моих подруг. Зачем-то подарил мне надувную лодку, робел перед моей мамой:

– Светлана Алексеевна…

– Светлана Александровна, – в который раз хмурилась мама.

Он будил меня по ночам поцелуями, умываясь, фыркал. Забрызгивал зеркало в ванной зубной пастой, зимой дарил мне клубнику. Короче, он был неотразим.

В моем доме появились музыкальный центр и гантели. Музыка звучала с утра до вечера. Гантели бездействовали. Пылесося ковер, мне приходилось каждый раз переставлять их с места на место. Гости постоянно натыкались на них. Соседка Катя сказала, что «эти железяки» портят эстетический вид гостиной. Не выдержав, я предложила убрать этот фаллический символ в кладовку. Любимый воспылал праведным гневом. Напомнил, что здоровый дух бывает только в здоровом теле. И вообще он, оказывается, уже присмотрел подходящую штангу в «Спорттоварах».

– Бицепс надо прокачивать… – доверительно сообщил он мне.

Но зато теперь у меня под рукой всегда была пена для бритья. К тому же я могла полноправно участвовать в разговорах подруг на тему «А мой-то вчера»:

а) до утра играл в компьютерные игры,
б) целый день пролежал под машиной,
в) съел недельный запас котлет,
г) разбил чашку и заменил перегоревшую лампочку,
д) опять курил в туалете,
е) сказал, что сериалы отупляют,
ж) весь вечер смотрел бокс,
з) спрятал мою телефонную книжку,
и) …сволочь и кровопийца.

Короче говоря, совместное проживание с мужчиной приносило массу открытий. Приятных и не очень.

Открытие первое: он – есть.

Открытие второе: он постоянно хотел есть!

Кофе и мандаринка на завтрак его не устраивали. В доме появились ненавидимые мною прежде продукты: сливочное масло, сало, сахар, водка, макароны. Рейтинг майонеза взлетел до небес. В женских журналах я стала обращать внимание на кулинарные рецепты. А вечный вопрос «Что приготовить на ужин?» терзал меня почище гамлетовского. Я зверела. Я безостановочно что-то жарила, варила, терла и пробовала. Я поправилась на три кило. Любимый был подтянут, весел и всегда готов к приему пищи. Когда он с фразой «У нас есть что-нибудь вкусненькое?» лез в холодильник через пять минут после обеда, мне хотелось дать ему сзади пинка! И захлопнуть дверцу. Я стала мечтать, чтобы на прилавках магазинов появились пакеты с надписью: «Еда мужская. 10 кг». Купила – и день свободна…

Открытие третье: он прятал носки.

Надеюсь, что не от меня. То, что он их носил, конечно, не было для меня тайной. Свет моих очей никогда не обматывал ноги портянками и не ходил босиком. Он пользовался текстильно-чулочным и благами цивилизации, но… Придя с работы, он первым делом выискивал места поукромней и там, как бурундучок заначку, прятал их, предварительно свернув в форме компактных загогулинок. И никакие внушения не могли его заставить относить эти «улитки» хотя бы в ванную. С маниакальным упорством мой мужчина парковал носки под диваном, под креслом и, похоже, готов был отдирать плинтуса, чтобы там схоронить свои сокровища.

Открытие четвертое: он составлял завещание каждый раз, когда у него болел зуб или начинался насморк.

Он стонал и охал, как раненый бизон. Он задыхался при слове «поликлиника» и взывал к моему милосердию. Требовал добить его, чтобы избавить от нечеловеческих страданий. Держа меня за руку,он благородно советовал перед продажей покрасить старенький «Опель». И, как настоящий мужчина, сдерживая рыдания на смертном одре, прощался с милыми его сердцу вещами: музыкальными дисками, мобильным телефоном и газетой «Спорт-экспресс».

Открытие пятое: он умел молчать.

Он мог целый вечер просидеть перед экраном телевизора и не проронить при этом ни слова. Дай ему волю – он, знающий два языка и имеющий высшее образование, ограничил бы общение со мной тремя фразами: «Доброе утро, дорогая», «Что у нас на ужин, любимая?» и «Иди ко мне…» Справедливости ради надо отметить, что его общение с мамой или телефонные разговоры с приятелями тоже не отличались особым красноречием. А его взаимоотношения с лучшим другом строились на совместном просмотре футбольных матчей и произнесении емких комментариев:

– Пас! Пас, я сказал!.. Ну-у говнюк!.. Вить, дай пива…

Открытие шестое: умея молчать, он не выносил тишины.

Этого парадокса я так и не разгадала. Мало того, что к музыкальному центру он прикасался чаще, чем ко мне, – он практически никогда не отходил от телевизора, переключая каналы со скоростью света. От начала до конца мой любимый смотрел только новости и спортивные передачи. Все остальное время он щелкал пультом. Картинки в телевизоре мелькали,как в жутком калейдоскопе. У меня кружилась голова. И упаси Господи стать на линию между ним и телевизором. Тут же следовал резкий дипломатический демарш:

– Уйди с экрана!

Открытие седьмое: он ревностно охранял свою территорию.

Его владениями считались: место за столом — раз и любимое кресло – два. Даже гости не могли сесть на его табуретку в кухне. А бедный кот пулей вылетал из мягкого кресла, едва заслышав знакомую тяжелую поступь.

Я границ не нарушала. Женская интуиция подсказывала мне, что лучше не посягать на мужской трон, его священную кружку и державные тапочки. Зато можно спрятать ненавистные гантели. Или даже сдать их в металлолом – мой драгоценный спортсмен пропажу вряд ли заметит.

Открытие восьмое: надзор и контроль.

– Ты с кем это говорила по телефону?.. Кто этот очкарик на фотографии?.. Ты где была с четырех до пяти?.. Откуда у тебя эти сережки?..

– С подругой. Мой брат. В парикмахерской. Ты подарил…

Открытие девятое: я уже не могла часами лежать в душистой ванне.

Мой девяностокилограммовый зайчик пытался прорваться в помещение. То ему срочно нужна была зубная щетка. То возникала экстренная необходимость осмотреть уже два месяца текущий кран. То его интересовало, поместится ли он рядом со мной и сколько воды вытеснят при этом наши тела по закону Архимеда. То ему просто было скучно одному, и он поскуливал под дверью, взывая к моей совести:

– Я страдаю от отсутствия общения!

Но стоило только мне выйти – страдалец тут же удовлетворенно возвращался к своему креслу.

– Эй, а как же закон Архимеда? – спрашивала я.

– Душ приму, – сообщал милый и утыкался носом в газету.

Открытие десятое: у него росла щетина.

Росла она, конечно, и до нашего, скажем старомодно, сожительства. Но раньше на свидания мой герой приходил гладко выбритым, а теперь я наблюдала его почти круглосуточно… У меня начала шелушиться кожа на лице.

Открытие одиннадцатое: он не помнил наших праздничных дат!!!

Совсем. Амнезия. Выборочные провалы в памяти. Он помнил день взятия Бастилии, день техосмотра и день собственного ухода в армию, но дата моего рождения никак не могла закрепиться нив одном из его полушарий. Впрочем, он пропустил бы даже Новый год, если бы не повсеместный ажиотаж.

– На улицах появились тетки с елками. Пора закупать шампанское, – делал он глубокомысленные выводы.

Открытие двенадцатое: он оказался страшно непрактичен.

Он не умел планировать бюджет. Уйдя за едой, приносил пять бутылок пива, пакетик чипсов и стаканчик мороженого. Стеснялся брать сдачу. На рынке не умел торговаться. Покупал все, что впаривали ему ушлые бабуси. А однажды вместо картошки принес розы. Я только вздохнула.

– Я тебя люблю, – сказал он, протягивая цветы.

Открытие двенадцатое с половиной: он меня любит…

В общем, жизнь с мужчиной – это как игра в шахматы. Непрерывный блиц с не вполне ясными правилами.

– Так конь не ходит.
– Глупенькая… А как, по-твоему, ходит конь?
– Буквой «Гы»…
– Это пусть сосед буквой «Гы» ходит. А я пойду вот так…
– С каких это пор новые правила?
– С прошлой минуты… Я сказал. Ходи, любимая…

источник


  • Архивы

  • Flag Counter
     ЛАБОРАТОРИЯ ПРОВЕРКИ АКСИОМ - ЧУВСТВА И ОТНОШЕНИЯ