Архив: Сентябрь, 2017

О МУДРОСТИ ЧУВСТВ И ОТНОШЕНИЙ

Один приятель разошелся с женой. Ничего особенного, почти мирно, даже не стали официально разводиться: потом как-нибудь. Но был ребенок, из-за него и начались проблемы. Сперва мелкие, то бывший муж не смог забрать ребенка на выходные, и у бывшей жены сорвались планы, то она требовала денег на занятия спортом – ребенку, а не себе – а муж считал, что и так дает достаточно в виде алиментов. Бывшая жена стала браниться, бывший муж отвечал резко, вскоре дошло до вражды. И «лютая» мать как-то не разрешила отцу увидеться с ребенком. Стала выдвигать условия. «Вот тварь! – говорил нам приятель. – Я прямо убить ее готов». И было видно: готов. Тогда один сердечный товарищ сказал ему: «Хорошо. Я сведу тебя с нужным человеком».

     Это был тизер. Чем завершилась драма – узнаете в финале. Пока – о хорошем.

        Как-то я увидел пару в кафе, он и она, уже немолодые, но очень веселые. Пили вино и болтали. Я услышал, что обсуждают своих детей. «Какие милые, – подумал я, – давно вместе и не надоели друг другу». Так случилось, что через полчаса я узнал их страшную тайну: они уже давно в разводе. Но как же, черт возьми, им было хорошо вместе. Просто зайчики. Так надо уметь. Это искусство – общение после развода. Немногим мастерам удается. 

        Женщина при разводе всегда самое «страдательное причастие», она всегда сильнее обижена, больше мучается и тд. Тут вопрос не юридический, не финансовый, а психологический. Даже если она – инициатор развода. Бывший муж чаще всего – враг. Ну пусть не враг – но мерзавец, трепло, раздолбай. «Как я могла с таким», и так далее…

     Но мужики у нас тоже нервные: «Ах, вот она как, ну тогда я ей устрою, покажу кузькину мать!»

      Короче, вы это всё знаете, а половина из вас проходила. Эскалация напряжения, гонка вооружений, ядерные испытания на кухне. Как сказала одна моя знакомая бывшему мужу: «Ты хочешь войны – ты ее получишь!» Красиво, блин. Шекспир, черт возьми. Если бы вы знали из-за чего та «война» началась – умереть со смеху. Бывший муж не ответил на телефонный звонок. Нет, не запил, и не скрывался. Просто оказался на час вне зоны доступа. И вот она ему, а он ей, а она ему… Да, Шекспир. Но пополам с Зощенко.

  И мы, разведенные, занимаемся важным делом – склоками, руганью, потасовками. Ой,  это так увлекательно, жизнь пролетит – не заметишь. Некоторые особо одухотворенные мужики сообщают о гнусностях бывшей жены в соцсетях, некоторые даже пишут романы. И простая мысль, что есть общие дети, – не останавливает. Короче, натурально сходят с ума. В сосудах головного мозга пульсирует горячая жажда мести. Медицина бессильна.

     Первый этап после развода – самый трудный. Штука в том, что развод – решение двоих, но дальше – почти все зависит от мужчины. А мы срываемся: ну понятно, она – стерва! Редкий экземпляр выдерживает.

    Мужчине прежде всего требуется спокойствие. Только спокойствие. Противостоять женскому яду сложно, но вообще он безвредный. Для здоровых мужчин. Женщина может даже ненавидеть бывшего мужа, но это тоже преодолимо. Ненависть – эмоция, которая не живет долго, если ее не подкармливать. Правила просты. Не огрызаться, не ехидничать, не злословить. Держаться. Так можно выйти на нулевой уровень, достичь полного нейтралитета. Встретились двое бывших: интонация ровная, пульс уверенный, дыхание чистое. Поздравляю, это успех.

     А второй этап – восстановление. Да, восстановление отношений. Обязательно восстановление. И тут хороши все средства. О, женщин так легко подкупить. Они податливы. Их надо очаровывать и ублажать. Не жалеть обаяния и сил. Один мой знакомый поступил очень просто. Дело было так. Он ушел к молодой – от жены, с которой прожил лет двадцать. Древняя история, которая всегда будет актуальна. Жена впала в тоску. Бывший муж был джентльменом: оставил квартиру, машину, давал много денег, все время заглядывал к дочке-подростку. Но жена погрузилась в депрессию и уже почти ненавидела бывшего мужа. Он понял: еще немного и начнется плохое. И однажды вечером явился с цветами и хорошим вином. Выпили, закусили, и тут он сказал: «Слушай, ты же очень родной мне человек. Мы понимаем друг друга не с полуслова, а когда один еще даже ничего не сказал. Ты – классная, умница, ты красивая женщина. Ну полюбил я другую, но ведь я и без тебя не могу. Я хочу видеться с тобой, разговаривать, вот как сейчас…». Короче, заболтал. Очаровал. Женщина теряет голову, когда ей шепчут сладкие слова. И ведь мужик был совершенно честен. Ему ничего не требовалось от бывшей жены – только добрые отношения. Чтобы она вышла из депрессивного сумрака. И всё удалось.

   Кстати, на заметку скупым мужикам. Есть психологический закон, незыблемый, почти как закон Гука. Чем хуже отношения – тем яростней  женщина требует денег. Для нее это не столько материальная потребность, сколько моральная. «Я тебя, паршивец, обдеру как липку!»

       Но я не про деньги.

      Развод – это не конец семейной жизни, вот в чем фигня. Это продолжение семейной жизни, но другими способами.

    От бывших жен никуда не деться. Я знаю немало историй, когда мужик в трудных ситуациях бросался к бывшей жене. Да, расстались, у него новая подруга или даже жена, а он – к бывшей. Один такой попал в аварию, его привозят в больницу, он, весь в крови и бинтах, первым делом звонит бывшей жене. Та, конечно, примчалась. Но тут же спросила: «А почему ты своей подружке не позвонил?» Тот растерялся: «Я сразу о тебе подумал».

       Бывших жен вообще не бывает, если честно. И что за гнусное слово «бывшая»? Это почти то же самое, как сказать: моя бывшая печень. Жена – это часть организма, как отрезать? Можно, но станешь инвалидом. Лучше наладить кровообращение.

        И всегда помнить, что для женщины нет ничего важней пустяков, мелочей, блесток и лепестков. Любой комплимент ее воодушевляет. А уж от бывшего мужа – это просто подарок. Женщину можно осчастливить совсем чепухой. Для мужика – чепуха, а ей – бальзам №5.

        Однажды я пришел к своей младшей дочке. Мы были вдвоем: в тот вечер Маша, ее мама, допоздна бегала по делам. Мы поиграли, порезвились, а потом мне надо было дочь покормить. Вхожу на кухню: в раковине куча грязной посуды. Нет, Маша вообще страшная чистюля, просто два дня не оставалось сил на посуду. Дочка ест свою гречневую кашу с медом, а я думаю: что бы мне не помыть посуду? Да, это не мой дом, не мое хозяйство, не моя проблема. Но почему не помыть, тем более, что это дело я люблю. После посуды еще с дочкой поиграл, тут как раз мама приходит. Мрачная, уставшая, неразговорчивая. Собираюсь домой. Вдруг Маша выскакивает из кухни, счастливая, будто ей там колечко тиффани подарили: «Ты что, помыл посуду? Господи, спасибо тебе! Я ехала домой и представляла с ужасом эту гору…»

       Кажется, в этот момент она была готова снова бежать со мной в загс. По пути домой я размышлял: «Ничего же особенного не сделал. Как мало женщине надо для счастья».

       И теперь, когда прихожу, если вижу посуду – стараюсь мыть. Мне совсем нетрудно, а девушке радость. Думаем: пора снова жить вместе. Шутка. Нет, не думаем. Мы разошлись совсем, у каждого своя интересная жизнь. Но у нас дочка. И это самое главное.

       Ребенок должен видеть, что родители хорошо и весело общаются. Да, живут отдельно, но когда встречаются – рады друг другу. И ребенку никто не говорит: «Твой папаша – он вообще…» Для ребенка трагедия – не когда родители расходятся, а когда они ненавидят друг друга. Когда его передают друг другу молча, будто швабру.

       У меня два развода. И мне стоило труда отношения сохранить, а в случае первого развода их вообще пришлось восстанавливать из руин, собирать по кусочкам. И тянулось это долго, мучительно, со срывами, но все-таки я старался. Нет, я совсем не подарочек. Это сейчас мне легко поучать, а наговорил-натворил всякого. Сам дурак.

       Зато потом наступает третий этап, как награда. Когда бывшая жена исчезает. А вместо нее появляется друг.

   У меня теперь нет бывших жен, я их уничтожил. Фигурально выражаясь. Есть две хороших подруги – нет, скорей две близких родственницы, две сестрички, с которыми мы болтаем, смеемся, обсуждаем кино и сплетничаем про общих знакомых. Можем поругаться, можем надуться, хорошая женщина всегда найдет, на что обидеться. Но друг без друга мы никак. Хорошо, скажу за себя: я без них не могу. Они мне очень нужны. Я их люблю, я хочу, чтобы они были счастливы. Я строчу той и другой всякие глупости в телеграме, безо всякого повода. Когда долго не отвечают – волнуюсь. И наверно, если увидеть меня с одной из них в кафе, кто-то подумает: «Надо же, какая милая пара. Видно, что давно вместе и не надоели друг другу».

      …А теперь вернусь к тизеру. Итак, финал драмы. Того приятеля свели с хорошим адвокатом, специалистом по разводам. Он выслушал все жалобы и претензии, посочувствовал и сказал: «Знаете, я могу вам помочь. Мы подадим суд, вы победите, у вас будут законные дни для встречи с ребенком, мы даже можем сделать так, чтобы ребенок остался у вас. Короче, мы устроим вашей бывшей ужасную жизнь. Но мой совет – помиритесь. Это самое лучшее, и это зависит от вас».

    Приятель вышел от адвоката раздраженный: что за дурацкий совет? Тоже мне специалист! Но приятель – человек неглупый. Вернулся домой, послушал Генделя, подумал день-два и написал жене мейл. Спокойный, доброжелательный, мудрый. Она будто ждала, тут же ответила: «Я и не хотела всего этого скандала».

   Они теперь дружат. И он никогда не называет ее «бывшей женой» – говорит: «Моя Таня».

 

                                               Алексей Беляков


ПОЧЕМУ ОНА НЕ ВЗРОСЛЕЕТ?!

ПОЧЕМУ ОНА НЕ ВЗРОСЛЕЕТ?!
Конфликты в семье,  супружеские измены, разводы… — трудности личных отношений обсуждаются в кабинете постоянно.
От женщины, по ее мнению «насовсем», муж ушел к другой.
До прихода ко мне и уже несколько занятий здесь она жалится, хнычет, всем видом просит сочувствия, жалости.
Понятно, что всем пафосом своего страдания она и родню, и подруг – всех призывает осудить «предательство и вероломство» мужа, всех настраивает  против отца своих детей, особенно самих детей!
Поверь ей, дочь навсегда станет бояться мужчин и придумывать себе образ мужчины как верного подданного, а сын должен будет возненавидеть отца, причинившего такую боль маме-жертве, а с ним возненавидеть все мужское и свободное в себе. Иными словами – запретить себе быть похожим на папу, то есть не позволить себе стать мужчиной.
Интересно, каково было бы чувствовать себя в таком «любящем» его окружении «провинившемуся» перед ней мужу, когда бы он вернулся? И захотелось бы ему возвращаться в такую «любовь»?!
В слезах женщина прекрасна и вызывает щемящую жалость, как потерявшаяся девочка.
Я смотрю на нее и думаю, неужели она, и правда, маленькая девочка? Ведь в зависящей от нас «кризисной» ситуации нам хныкать и капризничать можно только тогда, когда ситуация уже счастливо разрешилась. Кажется очевидным, что преодоление любых трудностей требует от нас особой реалистичности и собранности. Почему в этой ее горести она не становится реалистичнее? Если «боль души растит», то почему она в ней не взрослеет? Почему не пытается понять случившееся, не осваивает новый опыт? Не ищет что в случившемся зависело от нее прежде, что зависит теперь? На что или на кого она надеется?!
Отношения не завершены. Не исключено, что муж вернется. Но, пережив то, что он пережил в разрыве и явно повзрослев, вернется-то он к ней прежней, от которой не мог не уйти! Да еще и к обозленной обидой! Да еще и к настроенным против него детям-судьям. Да еще и… Для него все продолжится, как было, только хуже. И все повторится!
Этот вопрос я и задал. Только не ей, а всем в группе, действительно сочувствовавшим ей (не демонстрирующим жалость):
— Почему в казалось бы явной беде молодая, полная сил, совсем неглупая женщина не взрослеет? На что надеется?!
— Она привыкла за мужем, как за каменной стеной. Она мужу – дочка, награда, не жена!
— Она и сейчас со всеми, как с ним.  Всем видом жалуется на мужа, чтобы кто-то другой ее пожалел, помог. Как будто кто-то может решить ее вопрос.
— Как будто ей вернут мужа.  «Поймут, что она права» и вернут!  Его осудят и вернут! Должны!
Жена – украшение, жена — ребенок не взрослеет потому, что для нее нет той внутренней ситуации (и в этом ее распаляют все, кто, поддерживают ее обиду, кто ее «жалеет»), нет внутренней ситуации когда понимаешь, что надеяться не на кого, что придется самой заниматься своей жизнью, самой разгребать, что накосячила.
Мы очень часто даже не догадываемся начать, решать свои проблемы не потому, что они неразрешимы или у нас нет для их решения достаточных ресурсов. Нет! А потому, что верим будто «по-справедливости» должно быть, как мы привыкли, или как хочется нашей прихоти!

Что поделать?! Волю многих парализовала уверенность, что их прихоть и есть справедливость!
Я снова вспомнил руководительницу, которая верила, что сотрудники должны ей подчиняться потому, что она тут власть, и руководить поставлена.

 

 


ПРО ДОЯРОК

Начну про доярок.

 

Секс — область чистой спонтанности. Даже есть себя можно заставить через не хочу, преодолевая рвотные позывы, а вот возбудиться по приказу — нет.

Слово «доярка» точно описывает то, что происходит в случае вытягивания секса щипцами: человек воспринимается как подневольная скотина, а его сексуальность как функция, которую вы можете использовать для своей пользы.

Большая часть просьб о темах постов касается вот этого — как получить секс от супруга, который не хочет.

Должна напомнить правило: писать о желательных темах мне могут только те, кто присылают материальную благодарность. Только такие сообщения корректны. Всем остальным лучше держать свои желания при себе и не сообщать мне в личку, о чем интересно почитать. Можно сообщить своей маме, если хочется с кем-нибудь поделиться.

Именно с уважения чужих границ и начинается баланс. И секса это касается в первую очередь. Очень часто супруги живут вполне дружно, в их отношениях — почти баланс, а в сексе — сплошные обиды. Самое худшее, когда количеством или качеством секса недовольна жена. Мужу, которого не хочет жена, изменить ситуацию проще, мужские щипцы не так быстро убивают либидо, хотя регулярные щипцы способны сделать фригидной даже самую горячую женщину. А вот когда щипцами орудует женщина, когда именно ей не хватает секса, ситуация может очень быстро обостриться. Достаточно всего нескольких щипцов, чтобы мужчина начал воспринимать секс с вами не как удовольствие, а как пытку. При этом он может считать вас красивой, хорошей, бояться потерять. Но секса с вами он не захочет, если вы придушили его влечение щипцами.

Влечение мужчин душится щипцами быстро. Это общее правило, из которого иногда встречаются исключения. Есть мужчины, которые умеют нейтрализовать самые большие щипцы, есть даже специальные техники для жиголо, которые я расскажу как-нибудь мужчинам. Но лучше всего для женщины, если щипцов с ее стороны совсем не будет. Уж лучше тянуть деньги, выбивать скалкой заботу, чем доить секс. Не то что лучше, но меньшее зло.

Причем обратите внимание. Если женщина — доярка, то есть привыкла доить секс (не обязательно требовать, способов доения очень много), это начинает отражаться в ее чертах. Настоящих, заслуженных доярок, мастеров машинного доения, видно за версту. И от них начинают кидаться врассыпную даже те, кто готов платить проституткам за секс, то есть чье либидо не нуждается во взаимности. Мужчина готов заниматься сексом без взаимности или воображая ее, а вот к принуждению он не готов. Не путайте это с игрой в принуждение. Во время игры есть спонтанное желание, просто человек притворяется, что его насилуют. Игры в принуждение хотят те, кто имеет уже свое желание и хочет почувствовать в свою сторону сильное и агрессивное желание партнера или партнерши. Вот тогда хочется притворяться тем или той, кого насилуют. Настоящее принуждение — нечто принципиально иное. Вы не хотите, а вас принуждают, и это вызывает рост отвращения.

Иногда бывает, что человек испытывает влечение, но какие-то страхи мешают ему. Он боится ответственности. В этом случае принуждение может дать положительный эффект. Именно поэтому многие женщины говорят, что настойчивость партнера их возбуждает. Того, кто нравится! Во всяком случае физически привлекает. Хотеть его мешают сомнения, правила порядочного поведения, которые рушатся под напором его желания.

Куда реже такое бывает с мужчинами, но тоже бывает. Некоторые мужчины мечтают об атаке какой-нибудь знойной красавицы, которая отметет в сторону всю их ненужную рефлексию и заставит оторваться. Некоторым мужчинам мешают их комплексы, страхи, предубеждения, и тогда им проще перекинуть ответственность на женщину. Не он соблазняет ее, а она накинулась на него и он уступил. Это позволяет получить удовольствие и ни за что не отвечать, отпустить свое либидо на свободу.

Вот с этими случаями многие доярки путают свои доильные аппараты. Они представляют себя и свое желание быть изнасилованной каким-нибудь красавцем, о котором они мечтают. Они вспоминают случаи, когда мужчина с большим удовольствием поддался на атаку их подруги или героини фильма. И не просто поддался, а влюбился в эту решительную и темпераментную женщину. Доярки все время совершают системную ошибку, когда путают две эти противоположные ситуации.

Они не учитывают, что влечение — это переменная, а не постоянная величина. 

Напор, который дает высокий результат в случае положительного значения этой переменной, даст обратный результат в случае отрицательного значения.

От уровня влечения зависит реакция на инициативу. Если влечение велико, инициатива, даже самая агрессивная воспринимается на ура, границы радостно распахиваются навстречу. Если влечения мало, принуждение заставляет испытать досаду. Если влечения нет совсем или даже есть неприятие, принуждение вызывает агрессию.

В сложившейся паре сексу никогда не мешают страхи и сомнения. Обиды — бывает, и тогда принуждение тоже работает. После ссор потому и бывает нередко хороший секс, что виноватый настойчив, а обиженный рад, что его уговаривают. Это бывает, когда обиженный и сам хотел бы помириться, но ждет компенсации и сексуальная активность второго выглядит компенсацией (если нет, не получится).

Но совсем другое дело, когда никаких барьеров для либидо нет: ни страхов, ни комплексов, ни даже обид. Нет никаких конфликтов, сексу ничего не мешает, а влечения нет. Это значит, что нет потока, нет сексуальной мотивации. Посмотрите: когда мотивация есть, но что-то ее блокирует на выходе, нажим дает положительный результат (только правильный нажим, а не любой), а если мотивации нет, а вы тянете щипцами или хуже того выбиваете скалками, вы убиваете те остатки старого потока и зачатки нового, которые могли бы сложиться в мотивацию. Вы не выращиваете поток в партнере, вы его глушите и давите.

Первое время партнер принуждает себя и очень старается ради вас настроиться на секс в то время, когда сам спонтанно этого не хочет. От выжимания и выдавливания из себя секса, удовольствия он не получает, он тратит силы и получает досаду. Даже если ему удается выжать из себя оргазм, ему приходится представлять что-то иное, нежели происходит, чаще всего какой-то разврат или других женщин. После этого он может чувствовать опустошенность. Сексуальность здоровых молодых мужчин устроена так, чтобы половой акт можно было бы иногда совершать без влечения как такового, просто в результате механической стимуляции. Но частое или регулярное использование этого резерва очень вредит мужской сексуальности. Те мужчины, которые говорят, что секс — это куда менее приятно, чем поход в спортзал, не получают полноценного удовольствия, потому что часто используют функцию механически (по привычке, в ответ на желание женщины, потому что так надо), у них не включаются те отделы мозга, которые отвечают за сексуальный транс.

Главное правило для мужчины, который хочет сохранять и выращивать либидо — не поддаваться принуждению, беречь свою спонтанность в сексе.

Когда-то Вильгельм Райх, книги которого, в основном, были сожжены по приказу Адольфа Гитлера, доказывал, что большинство современных людей за оргазм принимают «климакс» (так Райх называл спад возбуждения, который иногда может выглядеть как разрядка, а у мужчин может заканчиваться эякуляцией). Возбуждению не хватает потока, чтобы вырасти, оно механически сбрасывается с нижнего уровня или долго и мучительно выдаивается, в любом случае удовольствия как такового нет. Что происходит, когда человек тратит время и энергию на что-то, а удовольствия не получает? Фрустрация от разочарования, от несоответствия ожиданий реальности, от противоречия между вложенным и полученным. Именно это происходит в случае вымученного секса.

Если женщина — доярка со стажем, у нее особый голодный взгляд и особый вид, нередко (хотя не всегда) она старается одеваться как можно откровенней. Ей кажется, что ее доступность должна манить мужчин. Ее вид как бы сообщает: иди сюда, ты не потратишь денег и усилий, а получишь много со мной, я люблю секс и меня не придется уговаривать. Таким дояркам кажется, что мужчин останавливает только их жадность и лень и она активно демпингует: иди сюда, здесь секс стоит меньше, а дают его больше и ты даже сможешь лежать как бревно! Дояркам невдомек, что процесс знакомства, ухаживаний и сближения, а так же активность до и во время секса заводит и самих мужчин, а не только женщин. Далеко не всегда мужчины хотят доступный быстрый секс, многим охота завестись получше, иначе получится то самое механическое действо, а это проще сделать самому под любимое порно. При просмотре порно, кстати, механики куда меньше, чем в сексе с дояркой, потому что визуальный ряд выбирается спонтанно и эмоциональный отклик у мужчины есть. То есть мастурбация под порно куда лучше, чем секс с дояркой, но куда хуже, чем секс с женщиной, к которой есть спонтанное влечение. С такой женщиной даже простой поцелуй «уносит». Но доярки далеки от этого представления, они как все аддикты хотят получить быстрей и побольше, готовы есть мусор.

Зачем дояркам секс?

Многие доярки всерьез убеждены, что это — их темперамент. От природы. К сожалению, многие доярки и правда озабочены всю свою жизнь, но не от природы, а потому, что они всегда в роли преследователей, всегда в роли голодных охотниц. От них всегда отворачиваются к стене тогда, когда им хочется еще. От них сбегают в тот момент, когда они только вошли во вкус. Чем больше они гоняются со своими доильными аппаратами за мужчинами, тем сильней накручивают себя. Теперь, даже если им встретится секс-террорист, недавно освобожденный из тюрьмы, он не сможет их насытить. Они ненасытны. Но не потому, что они такие «от природы», они вырастили свой аппетит, потому что постоянно испытывали недостаток, постоянно связывали это с самооценкой. Бывает, что доярка сегодня удовлетворилась, но завтра ей хочется еще больше. Аппетит доярки растет, потому что она вспоминает сколько раз она бывала отвергнутой. А еще она боится, что мужчина сбежит, и поэтому хочет использовать его по полной. В этом случае мужчина сбежит еще быстрей. Он видит, что эта липкая женщина насела на него, потому что остальные мужчины от нее разбежались.

Большинство «нимфоманок», которые приходили ко мне как к сексологу после того, как обследования не находили в них никакой патологии (бывает иногда патологическое возбуждение в результате опухолей мозга и других заболеваний), оказывались доярками. Доярка ничем не отличается от обычной женщины. Физически у них все в норме. Чаще всего доярки наоборот не могут получить нормальный оргазм (иначе бы удовлетворялись), их возбуждение — это цепь спадов и подъемов, которые они принимают за оргазмы и новое желание. Иногда доярки и сами осознают, что не могут получить оргазм (врать могут про тридцать три оргазма за минуту, а могут и не врать), но все равно им нужен секс, много секса, секс-секс-секс. И таких доярок становится больше.

Самый сложный случай — это когда доярка действительно получает мало секса. Есть доярки, которые гоняются за всеми мужчинами подряд с доильным аппаратом, знакомятся на сайтах и предлагают себя незнакомцам в машинах, такие доярки имеют секса много из-за тотального демпинга (хотя и им часто приходится приплачивать мужчинам, угощать их или оказывать полезные услуги). А вот доярки, которые пытаются фильтровать, действительно могут иметь объективно мало секса. Доярку-нимфоманку можно убедить, что ее поведение ненормально, асоциально и разрушительно для ее здоровья и репутации. А вот «приличную доярку» убеждать вроде и не в чем. Если у женщины есть любимый мужчина, а секс с ним раз в месяц или реже, объективно это и правда маловато. Поэтому «приличные доярки» вечно сидят голодные и их доярочность растет. Им кажется, что если не тянуть секс, так и вовсе его не получишь.

Что делает доярка, когда замечает, что мужчины, согласные встречаться с ней и даже спать, упорно избегают секса, после нескольких встреч все сходит на нет, и это не импотенты, а мужчины с нормальной эрекцией по утрам? Если доярка не хочет хлопать дверью или она много раз хлопала дверью и уходила, но в новых отношениях все повторялось, она может решить, что ей не хватает каких-то навыков и качеств.

И здесь начинается триллер.

Доярка решает «усилить сексуальность» вместо того, чтобы избавиться от доярочности. И конечно усиливает доярочность.

Какие навыки и качества начинает развивать доярка? Конечно же доильные.

Вместо того, чтобы осознать свои щипцы, убрать их совсем, доярки начинают совершенствовать щипцы, делать их больше, мощней, горячей и особенно коварной формы.

Самым любимым способом сделать щипцы круче являются тренинги по обучению сексу. Такие тренинги направлены на то, чтобы подхватить вялую эрекцию мужчины и отдоить его как козу. Для этого женщины развивают мышцы влагалища (раскуривать этим местом сигаретку умеют не только тайские кудесницы, а теперь уже многие наши дамы) и тренируют рот и «глубокую глотку», а так же учатся работать руками, ступнями и использовать подручные средства, иногда самые неожиданные. Женщины достигают настоящего мастерства, стремясь быть такими же искусными, как гейши и куртизанки.

Но есть одно важное отличие. Гейши разогревали мужчин разговорами во время чайной церемонии, а не глоткой, они не гонялись за ними со своими натренированными мышцами. Самая последняя проститутка ждет, когда мужчина согласится ей заплатить, то есть проявит больше желания, чем она. Инициатива сближения с куртизанками принадлежала мужчинам, мужчины приходили, имея влечение и намерение, никто не зажимал их в углу. Если зажимать мужчин в углу и доставать свои пыточные инструменты, эффекта не то что не будет, он будет обратным.

Для доярки лучше быть неумелой и неловкой, чем иметь мастерские руки. В первом случае мужчина останется выдоенным не совсем уж досуха, у него сохранятся остатки либидо, а во втором его поток высушат до последней капли, выжмут из него все, и от его собственной мотивации не останется следа.

Мастера машинного доения, осваивающие различные техники по выдаиванию мужчин, считают, что любая эрекция и любой оргазм мужчине на радость. Но это — дремучесть доярок в области психофизиологии. Это все равно, что заставлять глотать еду, а когда глотать не получается, начать стимулировать током глотательный рефлекс и все равно проталкивать пищу и вливать ее в жидком виде. Рефлекс стимулировать и обеспечить легкий доступ можно, но отвращение никуда не денется от этого, оно только вырастет. Приходит момент, когда никакие техники не помогают доярке получить секс. Этот мужчина готов на все, лишь бы не спать с ней. При виде ее томного взгляда и игривого язычка, призывно облизывающего губы, он готов повеситься.

Особенный ужас, когда это — его собственная жена, к которой он хорошо относится, в принципе уважает и имеет с ней детей. Как уговорить ее отвязаться от него с сексом?

К сожалению, именно такие женщины, в основном, и посещают тренинги по обучению техникам секса, женщины, которые хотят «сохранить брак» и «расшевелить мужа». Свободные женщины, к счастью, куда ленивей. У них и так есть желающие их трахнуть, им не хочется сюрпризом капать перцовые капли в анус мужчине и неожиданно прижимать к его мошонке лед, чтобы подарить ему «фантастический кайф».

Видите, какой основной баг у доярок, за который они так жестоко расплачиваются? Им кажется, что они могут взять мужское тело как вещь и сделать ему приятно против его воли. Дояркам попроще кажется, что они могут взять мужское тело и использовать для своего удовольствия (обычно для снятия тревоги и для подъема самооценки, для сброса аддиктивного напряжения, а нормального влечения у доярок почти нет). Это тоже пограничный баг — неуважение к субъектности другого. Но самые страшные доярки — это те, которые стараются заставить пережить удовольствие. Их амбиции таковы, что они хотят чувствовать себя богинями секса, которых хотят сразу же, как только с них слезли, и они используют для этого доильный аппарат, потому что не замечают границ другого, не уважают его волю, навязывают ему насильственную стимуляцию, не только физическую.

Некоторые доярки догадываются, что доить нельзя, пока не вызовешь влечение. И… начинают доить другим способом.

Бедные мужья, на которых испробовали все виды дойки, машинной и ручной, которых сначала долго унижали («ты не самец»), а потом обвиняли («ты убил во мне женщину»), затем угрожали («заведу любовника»), которых доили с помощью ласк (похожих на испанские пытки) и эротических массажей (похожих на китайские пытки), мазали шоколадом, поливали липкими сливками, травили афродизиаками, приковывали наручниками, заставляли пороть почтенную жену, мать детей, требовали позвать проститутку для секса втроем, однажды приходят домой и понимают, что после небольшого перерыва начался новый этап дойки.

Жена поменяла имидж, превратилась в пантеру с черными волосами и красной помадой в леопардовом белье и теперь «скромно ждет», когда «муж сам ее захочет». Если сказать ей, что она выглядит как дешевая шэ, корона ее грохнется и она устроит истерику, обвинит мужа в том, что только импотентам сексуальные женщины кажутся отталкивающими, то есть круг издевательств замкнется и начнется новый цикл. Доярки, у которых с таким свистом едет крыша, аргументируют так: ну нельзя же ничего не делать, так и совсем все загнется.

Ничего не делать — главное, что должна запомнить каждая доярка. Ничего не делать, ничего не ждать, переключить свою глупую голову с секса на что-то полезное. Если вы добрались до того, что готовы идти на тренинг и учиться оральному сексу, чтобы заставить мужа выполнять супружеский долг, вашему браку угрожает опасность. И эта опасность — ваш доильный аппарат.

Как разобрать доильный аппарат и выбросить его, расскажу в следующем посте. Там же расскажу, как настроить анти-доильный аппарат, то есть антищипцы.

Если вы правильно используете антищипцы (но сначала переключили свою глупую голову на что-то полезное) к вашему мужу может вернуться влечение. Сначала очень слабое. Если не хватать это его влечение и не тянуть за хвост, а использовать шары и крючки, можно вырастить его либидо. Но это отдельная тема. Никакие крючки нельзя пытаться применить, пока вы полностью и окончательно не разобрали и не выбросили свой доильный аппарат. Пока он не стерт из памяти вашего мужа. Иначе любой крючок станет еще одним способом сексодоения и ваш аппарат станет только страшней.

Разобрать и выбросить. Лучше сжечь.

Есть мысли, как разбирать такой аппарат? Только не пишите пока про анти-щипцы, это следующий этап. И про крючки не надо, для доярок это табу. Мы пока обсудим лишь то, как избавляться от доильного аппарата.

Эволющия


  • Архивы

  •  ЛАБОРАТОРИЯ ПРОВЕРКИ АКСИОМ - ЧУВСТВА И ОТНОШЕНИЯ